Быт терско-гребенских казаков1

Домашний быт казаков складывался под влиянием обычаев местного горского населения: чеченцев, ингушей, кабардинцев, кумыков. В сельской местности казаки строили избу, саклю и кладовую, так называемую «хатку». В станицах, прилегавших к Грозному, Владикавказу или к железной дороге, дома казаков приближались к городскому типу. Внутреннее устройство домов казаков и горцев мало отличалось. Сакля обычно делилась на две части, и казачья изба имела две комнаты. Убранство комнат было также схожим. Лев Николаевич Толстой, живший в молодости в Чечне, писал о гребенских казаках, что они «устраивают свои жилища по чеченскому обычаю».

Традиционно в каждом казачьем, так же как и в горском доме, имелся арсенал оружия. На одной из стен висели кобура для пистолета и кинжал в кожаной или серебряной оправе, тут же – шашка с серебряными бляхами, револьвер, берданка или двустволка и несколько штук кинжалов в простой оправе. Оружие для казака, так же как и для чеченца, ингуша, кумыка, кабардинца было неотъемлемой частью жизни. Казаки высоко ценили мастерство чеченских оружейников, поэтому о знаменитых атагинских клинках говорится даже в старинных казачьих песнях.

Горская одежда, приспособленная к укладу местной жизни, была принята и освоена казаками, как мужчинами, так и женщинами. Мужчины носили кавказскую бурку, бешмет, папаху, башлык, черкеску. Украшали себя кавказским поясом, кинжалом и газырями с металлическими или серебряными наконечниками. Праздничная одежда казака висела в избе на видном месте: несколько  черкесок разных цветов, украшенных простыми и серебряными газырями, мягкая праздничная обувь – сапоги, ноговицы и чувяки с чулками, обшитыми галуном или бархатом. Чеченцы, ингуши, кумыки, черкесы, ногайцы в свою очередь, многое из одежды переняли у русских. «Последствия сближения с русскими, – отмечал в 1859 году современник, – были очевидны». Детей стали одевать в рубашки. А с течением времени и взрослые стали пробовать носить одежду европейского покроя. Терские казаки ввели в свою кухню ряд чеченских национальных блюд: лепешки с начинкой из сыра и овощей, пресный хлеб-пасту, дат-кодар – смесь творога с топленым маслом многое другое. Горцы тоже оценили некоторые чисто русские продукты, в том числе удобные для кухни в зимние месяцы воблу и квашеную капусту.

Горские музыкальные инструменты и танцы естественно вошли в жизнь терских казаков. На зурне, свирели, пондуре играли мужчины, а на гармошке играли женщины-казачки. А круговой и темпераментный танец Наурская лезгинка стал национальным танцем терских казаков. Так же естественно неотъемлемой частью жизни казаков стало участие в состязаниях по джигитовке, во время которых они демонстрировали смелость, находчивость и искусство верховой езды. А казачки, так же как и женщины-горянки, любовно и заботливо ухаживали за конями.

Терские казаки еще с середины XVI века установили добрососедские отношения с чеченцами. На протяжении длительного времени горцы и казаки жили мирно то рядом, то вместе, помогали друг другу во всем и роднились между собой. Среди многих свидетельств об этом – рассказ чеченского историка Умалата Лаудаева о своих сородичах из станицы Червленной. В эту станицу бежали  чеченцы из селения Гуни, нынешнего Веденского района. Прожив там довольно долго, гуноевцы породнились с казаками, хотя никогда не забывали своей прародины и всегда были рады встрече с земляками. Один из любителей старины писал: «Среди терских казаков… даже в типе их наружности проглядывают черты, общие с горцами; особенно характерны эти черты у казачек: наряду с лицом великорусской красавицы, круглым, румяным, мы встречаем продолговато-бледное, овальное личико с чеченской кровью».

Еще одно наблюдение о результатах соединения русской и кавказской крови оставил в 1915 году местный краевед Ф.С. Гребенец: «Новогладковская женщина – местного происхождения. Она приобрела легкий стан от кавказского горца, а от казака заимствовала рост, мускульную силу и трезвый характер русской женщины. Таким образом, в каждой новогладовской казачке течет кровь чеченца, кабардинца или ногайца и многих других народностей Кавказа, которые так или иначе соприкасались с ними, входили в семью гребенцов и становились ее членами».

Многие терские казаки были кунаками (друзьями) чеченцев. Они гордились этой дружбой и верность ей передавали  от поколения к поколению. А кунаки всегда роднились между собой. Смешанные семьи возникали не только в казачьих станицах, но и в горных аулах. Так, во время Кавказской войны русские солдаты порою в силу определенных обстоятельств уходили в горы. Там они женились на чеченках, ингушках, черкешенках, кумычках, обзаводились хозяйством и начинали новую, мирную жизнь. Веками шло  взаимопроникновение русских и горских обычаев и традиций. И в результате разные нации пришли к общему семейному и общественному укладу.

  1. По материалам сайта «Кавказская политика». [Электронный ресурс]. URL: kavpolit.com