Быт донских казаков

На сегодняшний день донские казаки – это самое многочисленное и первое по старшинству войско из всех казачьих войск на территории Российской Федерации. На первых порах казаки в основном разбойничали, нападали на речные и морские персидские и турецкие караваны. Позднее они подписали договор с царем о защите южных рубежей России, верой и правдой служили Отечеству1. Раскопки на территории островов Поречный и Гостевой показали, что в старину казаки жили закрытыми мужскими поселениями, в землянках, без мягких перин и белых простыней, одевались скромно и просто.

При внешней простоте и скудости запасов, казаки поражали окружающих своим богатством: преданностью воинскому братству, законам равенства и справедливости, удивительным гостеприимством, готовностью поделиться с первым встречным, даже с чужаком по крови и вере.

Казачье звание обязывало каждого из них с двойной ответственностью подходить к формированию характера, укрощать свои недостойные желания, не пускать наружу эмоции, лишние слова, постоянно думать о главном и не растрачивать свою силу попусту. Каждый казак умел абсолютно все: понимать язык птиц и животных, подражать им, искусно маскируя себя от глаз врага; затаивать дыхание и подолгу недвижимо сидеть под водой; проплывать километры на спине, дыша через соломинку; плести силки и сети; изготовлять нехитрую посуду и чинить одежду.

Казаки всегда гордились своими товарищами – однополчанами, которых на Дону называли «односумами», и не могли позволить им опорочить высокое звание казака. Каждый казачий полк даже во время военной службы дружно занимался воспитанием всех и каждого в отдельности. Хороши были все методы: от доброго слова товарища, до сурового наказания — избиения палками по ногам – до тех пор, пока Казачий сбор не скажет: «Будет. Очистил!». С возвращением полка в станицу эстафету воспитания подхватывали казачки. Они больно хлестали провинившегося казака злыми частушками, которые громко распевали на вечерках, гуляниях и праздниках. Казаки всегда верили, что«…казаку исправиться, как умыться» и только ради этого, подмечая промахи и недостатки товарища, сразу комментировали любой его опрометчивый шаг, давая ему объективную оценку»2. Равенство и коллегиальность принимаемых решений были главными особенностями жизни казачества. Важнейшие решения казаки принимали на войсковом круге – высшем органе казачьего самоуправления, который регламентировал не только военную, но и бытовую сторону жизни казачьей общины. Именно Казачий Круг принимал решение о выборе места для нового поселения и направление будущего военного похода. На нем поровну делилась военная добыча и государево жалование, принимались «новенькие» и раздавалась помощь вдовам, сиротам и старикам. Именно Казачий Круг способствовал выработке своеобразного Кодекса нравственности донских казаков.


Жизнь, полная опасностей, сформировала у казаков сильный характер, личную неуст- рашимость и выносливость, вырабатывала у них смелость, находчивость, умение приспосабливаться к окружающей обстановке, умение отстаивать свою жизнь, свои права, свое имущество

Казаки, и мужчины и женщины, отлично владели холодным и огнестрельным оружием. Нередко женщина-казачка, выйдя на казачий круг, отрезала свои косы и становилась воином, наравне с мужчинами участвовала  во всех походах и войнах. Такие воины легко ходили в разведку, приносили ценные сведения о силах врага, не подозревавшего о наличии казака-лазутчика в своем стане.

Жизнь, полная опасностей, сформировала у казаков сильный характер, личную неустрашимость и выносливость, вырабатывала у них смелость, находчивость, умение приспосабливаться к окружающей обстановке, умение отстаивать свою жизнь, свои права, свое имущество.

Представления о быте донских казаков XVI-XVII вв. носят во многом предположительный характер, так как достоверные источники скудны. От конца 16-го века (1593 г.) дошла до нас русская «Роспись от Воронежа Доном-рекою от Азова, до Чёрного моря, сколько вёрст и казачьих городков и сколько по Дону всех казаков, как живут в городках». В ней перечислен 31 городок, приведены скупые данные о жителях, хозяйстве, военных действиях, управлении. Места для проживания выбирались «по удобности в тех местах промыслов, от коих казаки имели тогда пропитание», т.е. для рыболовства и охоты. Выгодные с точки зрения защиты от неприятельских набегов, крутые или, напротив, низкие берега рек, возвышенности, окружённые болотами, речные острова. Естественной защитой чаще всего были вода( реки, протоки, отрезающие станицу или хутор от степи), топкие места. Станицы окружались деревянно-земляной стеной (полисад – частокол, тын, который образовывался землёй) или плетнями в два ряда, между которыми засыпалась и утрамбовывалась земля. Из станиц были сделаны подкопы ( для внезапных подрывных действий).

В центре станицы находилась площадь (майдан) с часовней, а позднее с церковью. Вокруг размещались жилища. Одно из строений было станичным куренём, где находилось станичное правление – орган исполнительной власти населённых пунктов Войска Донского. У донского казачества было административно-территориальное деление: хутор, станица, округ, войско. По свидетельству адмирала К.Крюйса. городки делились на две части: имевшие зимние жилища (отапливаемые) и летние. Многие исследователи утверждают, что после пятилетнего пребывания в Азове (1637-1642 г.г) донские казаки приступили к широкомасштабному строительству городов с каменными домами. Число каменных и домов на каменном цоколе в пределах одного укреплённого города выросло к концу 17 века от 200 куреней, что соответствовало числу жителей (от 100 по росписи 16 века) до 300, на Донце почти 400 в конце 17-го века.

Донские казаки отличались преданностью и неподкупностью.  Во время легендарного Азовского осадного сидения донские казаки, обороняя крепость, на предложение турок сдать позиции за большие деньги ответили: «Не дорого нам серебро и злато, дорога нам слава вечная».

Другие вины – оскорбление обществу, возмущение, злодейское убийство и междоусобное воровство, наказывали при наличии двух свидетелей, приговором Совета стариков, который являлся мировым судьёй, чаще смертью. Менее виновных сажали в воду, били плетьми под якорем за «продерзости» при станичных куренях), а также сажали в колодку (на ноги надевали деревянные колодки).

Основные занятия донских казаков в XVI-XVII вв. – «промыслы в ловле зверей и рыбы, а также походы за добычей вне границ. Отправляясь в походы, донские казаки одевались в «ветошь», т.е. в ветхое платье.

Военные занятия донских казаков требовали и знаний, и смекалки, и практических навыков. Они были искусны в добывании селитры для взрывчатки, умели точно рассчитывать выход подкопа. В морских походах приходилось ориентироваться по звёздам.

Обучали письму и грамоте донских казаков, как правило, лица духовного сана, но уже были и свои светские учителя. Центрами распространения книжной культуры являлись монастыри, а книги, в большинстве своём, на Дону были рукописными.

В первой половине XVII века появляются оригинальные литературные произведения – «Казацкие повести». В 1623 году в Сибири литератором, донским казаком, составлены «Написания» о походе Ермака и покорении им Сибири, в 1642-м – знаменитая «Повесть об Азовском осадном сидении». В начале XVII века (1619-1620 гг.) впервые для английского путешественника Р. Джемса донские казаки сделали записи воинских песен. Так уже в начале XVII века донское казачество заявило Европе, что у него есть своя культура, наука, традиции, обычаи, народные промыслы, танцы, песни, поэзия и литература.

К концу XVII века территория Донского казачьего войска простиралась от устья Хопра до устья Аксая и даже начинала вклиниваться в пределы Екатеринославских, Воронежских и Саратовских земель. На Дону уже существовало более 50 казачьих городков, число которых продолжало расти. Появились мазанки, деревянные дома, церкви и другие строения.


Казачье вооружение и снаряжение также изменилось – те- перь в ходу были персидская сабля или черкесская шашка, булатный кинжал, русская пи- щаль, турецкое ружье или вос- точный пистоль, обязательной частью снаряжения стали шебалташ – кожаный ремень с пряжкой, на котором висели большой рог для пороха, стальное огниво с отверткой и са- фьяновый гаман для пуль

Быт донского казачества постепенно менялся. Уже почти не осталось холостых казаков, шло расслоение на богатых и бедных. Одежда казаков стала более разнообразной. По праздникам они надевали яркие русские шелковые кафтаны и суконные зипуны, дорогие пестрые турецкие и татарские халаты, однотонные, обшитые тесьмой кавказские полукафтаны – бешметы и калмыцкие по- лукафтаны – ахалуки, широкие разноцветные шаровары; на серебряных или золотых турецких кушаках висели булатные ножи с черенками из рыбьей кости в черных нож- нах, оправленных серебром, на голову надевали высокие меховые шапки с цветным верхом, ноги обували в кожаные сапоги с высокими голенищами разной длины, выделки и отделки. Казачье вооружение и снаряжение также изменилось – теперь в ходу были персидская сабля или черкесская ша- шка, булатный кинжал, русская пищаль, ту- рецкое ружье или восточный пистоль, обязательной частью снаряжения стали шебалташ – кожаный ремень с пряжкой, на котором висели большой рог для пороха, стальное огниво с отверткой и сафьяновый гаман для пуль. Дух войны господствовал во всем, и обычаи предков соблюдались неукоснительно. Попытки отдельных семейных ка- заков перейти к мирным занятиям решительно пресекались, войско даже постановило: если кто станет пахать землю и сеять хлеб – того бить до смерти и грабить.

Имея общие черты, тем не менее казаки очень отличались друг от друга3. «Верховые казаки» были сероглазыми, светловолосыми, со славянскими чертами лица. В быту они были умеренными, скромными. В домашнем хозяйстве – отличались простотой, активной деятельностью и трудолюбием. Праздность у них всегда считалась большим грехом. Верховые казачки во время службы мужей, делали по дому всю сложную работу: пахали землю, косили сено для лошадей и скота и убирали хлеб. «Верховые» чаще всего занимались только земледелием. Главное их качество — групповая поддержка слабых и бедных и удивительное хлебосольство, необыкновенная щедрость и забота:  не допускали, чтобы чья-то казачья семья нуждалась. Находили время и возможности сообща помочь друг другу: и урожай собрать и курень возвести. Одевались просто и скромно. «Низовые казаки» внешне более красивы, с большинстве своем были брюнетами, с черными глазами, с азиатскими чертами, так как чаще всего себе в жены брали черкешенок, турчанок и татарок. Их нрав был более жизнерадостен, весел и легок. Занимались преимущественно рыболовством, огородничеством и садоводством. У «низовых» всегда бросалось в глаза социальное расслоение: на фоне справных (больших и красивых) куреней ютились покосившиеся куцые хатки. «Низовые» казаки и казачки любили кичиться (хвастаться) своим достатком и положением в обществе. Одевались по сравнению с «верховыми» более щеголевато, ярко, одежду стремились шить только из дорогих тканей.

Официально донские казаки стали нести службу с 1584 года, получая жалование от государя деньгами, серебряной посудой и в виде припасов: хлеба, пороха, селитры, свинца и сукна.

Казаки в старину имели несколько наборов оружия: рабочее и парадное. Парадное добывали в бою у врага, держали в специальном лазе в землянке. Казаки не брезговали оружием врага, но предпочитали сабле шашку (имеет закругленное окончание). Казаки Дона били врага боевыми топориками, кистенем, шестопером, поясным и подсайдашным ножами. В 15 веке у казаков появилось огнестрельное оружие — самопалы. На вооружении донских казаков с ХV по ХVII вв. были: ручная кулеврина (ручница), ручная пищаль с боковой полкой, русский фитильный мушкет, багинет, бердыш-ружье, казачий колесцовый пистолет 1610 г. итальянского образца. При Петре Первом — фузеи, а с 1871 г. – знаменитая берданка, с 1891 г. в казачьих войсках появилась трехлинейная винтовка Мосина (укороченная, казачьего образца). В 1738 году на вооружении казаков впервые появились пики и дротики. Страшным оружием в руках умелого казака могла стать обычная нагайка.

Дух донских казаков укреплялся православной верой, но и тело нуждалось в определённой поддержке и внимании. А в средние века казачьи монастыри и городки являлись местами, где развивались естественные науки, народная медицина и врачевание.

Определённым опытом врачевания, основанным на наблюдении природы, растений, обладало большинство донских казаков. Знания о лечебных свойствах огня, пепла, воды, росы, трав и прочего передавались из поколения в поколение. До появления на Дону первых лекарей (1672 г.) эту роль выполняли знахари из среды грамотных местных жителей и монахов. Казачьи знахари сопровождали лечение заговорами: смерть, ранения, болезни стремились предотвратить оберегами.

промыслы и занятия4

Для всех донских казаков коневодство было основным направлением хозяйственной деятельности. Каждая станица содержала конский табун. Коней разводили для себя и на продажу. Этот промысел высоко ценился на Донской земле. Донские породы лошадей известны резвостью и легкостью в беге. Помимо донских казаков официальными поставщиками лошадей для российской кавалерии были терские, сибирские, черноморские и забайкальские казаки.

Многочисленные реки донского края сполна обеспечивали рыбой, и рыбный промысел не только кормил казаков, но и обеспечивал высокий процент прибыли для казачьей казны за счет продажи балыка и икры, закупаемых Турцией, Грецией, Италией и Францией. Кроме того, донские казаки по китайской технологии создавали искусственные озера. В них разводили карпа и сазана. Известные казачьи фамилии держали свои рыбоспетные заводы.

Третьим донским промыслом было виноградарство и виноделие. Каждая семья имела в своем саду до 400 кустов винограда и в среднем ежегодно собирала до трех пудов ягод. Многие казачьи атаманы имели в личном пользовании до 8 виноградников. Донские вина (цимлянское, раздорское) высоко ценились в Москве и Петербурге.


Многочисленные реки донского края сполна обеспечивали ры- бой, и рыбный промысел не только кормил казаков, но и обеспечивал высокий процент прибыли для казачьей казны за счет продажи балыка и икры, закупаемых Турцией, Грецией, Италией и Францией. Кроме того, донские казаки по китайской технологии создавали искусственные озера. В них разводили карпа и сазана

Дон всегда был славен огородничеством и садоводством. Донская бахча поставляла на российский рынок сладкую тыкву, арбузы и дыни. Арбузное варенье (нардек) и повидло из тыквы — традиционное лакомство на Донской земле. В 1840 году донские казаки познако мились с картофелем. Вскоре на Дону появляются заводы по производству крахмала и спирта. Донские казаки бесплатно поставляли на императорский стол рыбу и икру, ягоды и фрукты, виноград и вино. И в XXI веке казаки не утратили своего умения сохранять свежесть виноградной грозди до нового сбора. Занимались донские казаки и пчеловодством. Донские меды: липовый, из боярышника, разнотравье и майский — сохраняли здоровье казака круглый год. Славен Дон и изготовлением плетеной мебели, ваз и посуды из камыша, бересты и ивового прута. лозы. Этот казачий промысел имеет более чем семи вековую историю. Казачки издавна занимались бисероплетением. Особо использовались вышитые полоски для украшения головных уборов, одежды и мебели.

М.П.Астапенко в своей книге «Донские казаки. 1550–1920» переносит нас в праздничный день в донскую столицу Черкасск, когда с утра на узких и тесных улицах толпился празднично разодетый люд5. Молодые казаки развлекались борьбой, играя в мяч, чехарду, бабки, айданчики (игра в бараньи кости). Взрослые казаки, собрав- шись в кружки, распевали былинные песни, здесь же отплясывали под веселую и задорную балалайку. Около рундуков – лестничных площадок, выходящих на улицу, – чинно сидели пожилые казаки, заслуженные войны. Перед ними обычно стояла ендова переваренного меда, который за крепость и отменный вкус весьма ценился у казаков (особенно так называемый тройной касильчатый мед).

Возле другого рундука на богатом персидском ковре располагались для душевной беседы жены донских старшин. Пленные татарки и турчанки (ясырки), жившие в казачьих семьях на правах младших членов, родственников, прислуживали старшинским женам, разливая в серебряные чары сладкий мед и с поклоном подавая его. Казачки степенно, без торопливости, вкушали мед, хвалили дедовскую старину и, слегка захмелев, пели душевные песни о подвигах своих дедов, отцов и мужей.

Почти проходящим мимо них казаков старшинские жены с поклоном приглашали: «Подойди, родненький, к нам!» и потчевали их медом. Весьма польщенные вниманием знатных дам, казаки, обычно, кланялись и клали на поднос горсть монет. Проводившие таким образом время старшинские жены любили изъяснятся в разговорах между собой по-татарски, перенимая знания этого языка у ясырок. Разговор на татарском языке был в большой моде у черкасских казачек.

Молодые казачки в праздничных одеждах гуляли отдельно. Щелкая жаренные арбузные и тыквенные семечки, они собирались своими компаниями себя показать и других посмотреть. Подражая старшим, девушки душевно пели псалмы и веселые песни. Если мимо молодежи проходил казак в летах, то за несколько метров до него малолетки почтительно вскакивали и кланялись ему. Сесть они могли только тогда, когда казак откланялся от них на почтительное расстояние. Это не притворное уважение к старшим воспитывалось в казачьих семьях с детства. Если малолеток выказывал неуважение к старшему, то тот мог приструнить мальца увесистой оплеухой, что с одобрением встречалось всеми, в том числе и родителями неучтивого казачонка.

Женщины-казачки должны были с почтением относится к мужчинам, уступать им во многих бытовых ситуациях. Если, например, на узком мостике, каких множество имелось в Черкасске, встречались женщина и мужчина-казак, то слабая половина в любом случаи должна была уступить казаку место, даже если при этом ей приходилось спрыгивать с моста.

Компании мальчишек и юношей выходили на игрища за город, к палисаду и крепостным стенам. Здесь ставилась самодельная цель, и казачата, одни с луками, другие с ружьями, соревновались в меткости стрельбы. Наиболее натренированные могли на значительном расстоянии выбить пулей монету, поставленную на ребро. После стрельб обычно устраивали потешные бои.

Свободное время казаки любили проводить в так называемых станичных избах, которых в Черкасске в это время насчитывалось девять, и стояли они на берегу Дона не далеко друг от друга. Казаки из двух-трех станичных изб на одинаковом расстояние от каждого стаяли на воде деревянный поплавок с мишенью. По условному знаку специально выбранного распорядителя-судьи начиналась стрельба по этой цели. Победители одерживали казаки того станичного куреня, которым удавалось потопить цель. Проигравшие угощали победителей тройным касильчатым медом и пили сами за здоровье победителей.

Компании стариков любили собираться на Преображенском кладбище, где были похоронены многие выдающиеся донцы. Среди славных могил в неторопливой беседе опорожнялись ендовы крепкого меда, и поминальная богатырская песня тихо и мерно лилась среди кладбищенской тишины.

Но особенно любили черкасские казаки песню о батюшке Тихом Доне, о ясных соколах – донских казаках, ушедших в далекие и опасные походы. После каждой песни старые воины со слезами на глазах восклицали: «Да, заслужили наши казаки вечную память!».

С особым весельем праздновали донцы масленицу. Целую неделю от мало до велико веселился Черкасск и донские станицы. Кроме шумных застолий, по всему Дону устраивались грандиозные скачки, состязание в стрельбе Долго и тщательно готовилась к этому празднику казачья молодежь, не досыпая, но холя верного друга-коня для предстоящих скачек и готовя оружие для состязаний.


Непременным элементом масленичных торжеств являлась охота на дичь, которой изобиловал в ту пору Дон. Сотни казаков собирались на охоту, которую открывал троекратный ружейный выстрел есаула

Лишь только наступал первый день масленицы, вооруженные наездники собирались заранее в назначенном месте. Всякий старался блеснуть своим скакуном, сбруей и оружием. На открытом месте, в поле, уже стояла заранее приготовленная мишень из камыша. На расстояние триста-четыреста метров суетливо кучковались казаки, желавшие вступить в состязание. Первым открывал игрище опытный в боевом ремесле казак. На полном скаку, бросив поводья у самой мишени, он выстрелом из оружия ловко поджигал камыш. Следом стремглав летел молодой казак. На всем скаку, умело соскочив с лошади, держась одной рукой за гриву скакуна, другой он выхватывал из-за пояса пистолет и метким выстрелом поражал цель. Еще мгновение – и изумленные зрители уже видели казака на лошади целым и невредимым. А следом уже скакали другие казаки, перемахивая на конях через огонь. Гвоздем состязаний были скачки, победителей которые получали весовые награды, становясь героями дня. Непременным элементом масленичных торжеств являлась охота на дичь, которой изобиловал в ту по- ру Дон. Сотни казаков собирались на охоту, которую открывал троекратный ружейный выстрел есаула. Вот группа удачливых охотников подняла в кустарнике свирепого вида вепря-кабана. Ссекая клыками камыши, кабан вырывается из зарослей, зло посверкивая маленькими глазками. Пораженный несколькими меткими выстрелами, оставляя за собой кровавый след, разъяренный секач бросался в отчаянной ярости на охотников. Казаки, привыкшие подобным поворотам событий, ловко расступались и добивали кабана пиками. В другом месте группа всадников стремительно преследовала матерого волка, который, подняв дыбом шерсть и поминутно оглядываясь, пытался уйти от неутомимых охотников. Однако казаки нагоняли серого разбойника и длинными плетками, в концах которых был зашит свинец, убивали хищника. Таким же манером охотились на зайцев, лис, а быстроногих коз ловили с помощью арканов.

После охоты и скачек, состязаний в стрельбе донцы садились за праздничные столы. Ели в ту пору вкусно и обильно. Сначала подавали круглики – пироги с рубленным мясом и перепелками. Затем поочередно следовали восемьдесят блюд: студень, сек – разварная филейная говядина, лизни (языки), приправленные солеными огурцами; блюда из поросенка, гуся, индейки, подаваемые на красочных подносах. Затем подавались внушительные части дикой свиньи в разваре, следом шел лебедь, соленый журавль и другие закуски.

После холодных блюд подавали горячие щи, похлебку из курицы, сваренной с «сарацинским пшеном» и изюмом, суп из баранины, приправленный морковью, «шурубарки» (ушки), борщ со свининой, суп из дикой утки и другие не менее аппетитные блюда. Затем следовало жаркое: гусь, индейка, поросенок с начинкой, целый ягненок с чесноком, часть дикой козы, дрофа, дикие утки, кулики и другая дичь. Далее подавали блинцы, лапшевник, кашник, молочную кашу и, наконец, уре-кашу: кашу из простого пшена, приправленную сюзьмой (кислым молоком).

По казачьим обычаям, чтобы не обидеть хозяина, каждый из гостей должен был непременно отведать каждого блюда. Перед каждым новым блюдом следовал тост. Первый тост провозглашал хозяин, потом пили за здоровья атамана, всех гостей и родственников.

Одежда донских казаков и казачек отличалась своеобразием. Что касается мужской одежды, то, как отмечал в своих показаниях в Москве станичный атаман Савва Кочет в 1706 году, «мы носим платья по древнему своему обычаю, которое кому понравится: один одевается черкесом, другой калмыком, иной в русском платье старинного покроя и мы не какого нарекания и насмешек друг другу не делаем; немецкого же платья ни кто из нас не носит и охоты к нему вовсе не имеет». Если уточнить эти слова атамана, то на казаках первой половины восемнадцатого века можно было видеть лазоревые атласные кафтаны с частыми серебряными нашивками и жемчужным ожерельем. Другие одевались в бархатные полукафтаны без рукавов; темно-гвоздичные зипуны из сукна, опущенные голубой камкой с шелковой нашивкой. Третьи надевали парчовые кафтаны с золотыми турецкими пуговицами, с серебряными с позолотой застежками. У всех казаков имелись шелковые турецкие кушаки. На ногах носили сапоги, обычно желтого цвета, на голове – кунью шапку с бархатным верхом.

К началу XIX столетия одежда казаков унифицировалась. По описанию француза де Романо, побывавшего и некоторое время пожившего на Дону, «все донцы носили синий мундир одинакового покроя, так что на улице не сразу отличишь отставного генерала от казака, если оба в национальных казачьих шапках».

Главной частью женской одежды бал кубилек, сшитый из порчи и имевший форму татарского кафтана. Он спускался ниже колен, но высоко от пят. Кубилеки застегивались на груди рядом серебряных с позолотой пуговиц. Имелся еще один ряд пуговиц, гораздо больших по величине, золотых или низанных из жемчуга. Под кубилеком были рубаха и шаровары, доходившие до самых туфель, сшитых из сафьяна. Казачки подпоясывались поясами, украшенными камнями и драгоценными металлами. На голову одевалась парчовая шапка, украшенная драгоценными камнями и жемчугом.

  1. Традиции Донского края. [Электронный ресурс]. URL: kazakdon.com
  2. Там же.
  3. Там же.
  4. Там же.
  5. Астапенко М.П. Донские казаки. 1550–1920: Учебное пособие. – Ростов-на-Дону: Логос, 1992. [Электронный ресурс]. URL: rostov-region.ru; Сведения о казацких общинах на Дону. Ч.1. Традиции донских казаков – жизнь, быт, обычаи на Дону. Материалы для обычного права, собранные Михаилом Харузиным. [Электронный ресурс]. URL: www.donvrem.dspl.ru