Булавин Кондратий Афанасьевич

Донской казак, сын атамана Трёхизбянской станицы. В конце 1680-х он, возглавляя отряд донских казаков, участвовал в походах против крымских татар. Был предводителем казачьего восстания 1707– начала 1709 гг.

По указу Петра I от 8 февраля 1705 г. добыча соли переставала быть местным промыслом и становилась государственной. В соответствии с этим правительство требовало, чтобы казаки покупали соль у государства. Для населения это означало покупку соли по высоким ценам. Казаки восстали. Предводителем казацкого восстания на Дону стал атаман Бахмутского района Кондратий Булавин.

В 1706 г. в Бахмут из Москвы прибыл дьяк Горчаков для описания соляных копей. Булавин посадил его под стражу до решения Войскового Круга. Круг не разрешил Горчакову производить описи, что порождало конфликт с московской властью. На соляных копях работало много беглых людей из центральных областей России, недовольных реформами Петра. Кроме того, в 1695 г. на Дону было разрешено земледелие, а рабочих рук не хватало. Приказом Петра от 1700 г. казакам предписывалось высылать всех беглых людей обратно. Царская воля в то время для Дона еще не была законом и требовала согласия войскового круга на сыск беглых людей. Казаки этот приказ не выполняли, чтобы, с одной стороны, не нарушать принцип «с Дона выдачи нет», а с другой стороны, им самим были нужны рабочие руки, так как большинство казаков постоянно находилось в боевых походах, многие гибли, получали ранения. В 1707 году Пётр направил на Дон карательный отряд князя Ю. В. Долгорукова – для сыска и возврата беглых. Жестокая расправа с казацкими поселениями в верховьях Дона, насилие и казни вызвали гнев казаков. Временем начала восстания принято считать 9 октября 1707 года. Именно в эту ночь Кондратий Булавин и примкнувшие к нему сподвижники, устроив засаду у реки Айдара, убили Ю. Долгорукова и часть его людей. Были убиты и некоторые казацкие старшины, которые выступили на защиту Долгорукова.

Большинство казаков Дона не поддержали Булавина. Атаман Лукьянов собрал отряд казаков и на реке Хопёр разбил восставших. Булавин с небольшой группой перебрался в Запорожье – укрылся в Запорожской Сечи. Царь потребовал его выдачи, но тот разослал грамоты крымскому хану, ногайцам, черкесам, в центральные области России, призывая к поддержке его дела. И действительно, вскоре у восставших было уже целое войско: отряд Булавина вырос до 20 тысяч человек. Захватив обозы разгромленного врага, казаки Булавина смогли вооружиться пушками, двинулись на Черкасск и захватили его: при подходе отрядов Булавина к городу местные жители схватили атамана Максимова и прочих старшин и выдали их восставшим. Был созван войсковой круг, и по его приговору казнили казацких старшин. Все сторонники российского правительства были убиты – Черкасск стал форпостом восстания. 9 мая Булавин был избран войсковым атаманом.

Восставших казаков поддержало и русское население на Волге, когда войска Кондратия Булавина захватили ряд городов – Камышин, Царицын. Тогда Пётр в 1708 г. на- правил на Дон на разгром восставших карательную армию – 30 тысяч хорошо вооружённых и обученных солдат под командованием брата убитого Ю. Долгорукова – Василия Владимировича Долгорукова. Он бес- пощадно подавил мятеж и отомстил за смерть брата. Участь Кондратия Булавина была предрешена ещё и тем, что в его окружении готовилась измена. Богатые черкас- ские казаки ворвались в дом, где укрывался атаман, и убили его. Было казнено 7500 человек из беглых, зачинщики отправлены в Москву, где были казнены. Восстание быстро было подавлено потому, что его не поддерживала широкая масса казачества: причиной восстания казаков стало то, что Пётр при проведении государственных реформ, пытаясь выстроить жёсткую пирамиду власти, стал урезать вековые привилегии вольных казаков (упразднил систематичность созыва Войсковых Кругов, заменив их собранием выборных, ввёл новый порядок снаряжения на службу по очередям и др.). Донская епархия была упразднена и подчинена Воронежскому митрополиту. В его ведение передавались и донские монастыри, построенные на средства казаков. Донское войско из Посольского приказа переводилось в ведение Сената. Но при этом Пётр I приобщил казаков к земледелию, разведению садов и виноградников, чего до тех пор там не было: государственная помощь выразилась в том, что из Франции были привезены мастера виноградарства и виноделия.

Понимая, что казаки – надёжная сила на юге России, Пётр I в 1720 г. пожаловал Войску Донскому – в лице атамана Василия Фролова – грамоту, в которой писал: «Ты, Войсковой атаман, был в обоих Азовских походах, потом в Польше в Калишском сражении и прочих битвах, да во время воровского на Дону возмущения, оставив дом, жену и детей, бежал в Азов, откуда над бунтовщиками чинил поиски, а в 1717 г. был с 1000 казаков в Финляндии и в генеральном сражении под Азовом поступил радетельно, в 1717 г. же в приход кубанского Бахты-Гирея с малым числом превосходную его силу разбил. За такую службу тебя, Войскового атамана, и Войско Донское пожаловать знаками милости признали. Тебе, Войсковому атаману, послан наш Царского Величества портрет, алмазами украшенный». Так отметил Пётр I заслуги донских казаков перед Россией.

Емельян Иванович Пугачев (1742 г., станица Пугачёвская – 21 января 1775 г., Москва) – предводитель Крестьянской войны 1773—1775 гг. Пользуясь слухами, что император Пётр III жив, Пугачёв назвался им; он был одним из нескольких десятков самозванцев, выдававших себя за Петра, и самым удачливым из них.

емельян пугачев

Емельян Пугaчёв родился в казачьей станице Зимовейской Донской области (в настоящее время станица Пугaчёвская Волгоградской области, здесь же ранее родился Степан Разин). Отец – Иван Михайлович Пугaчёв, скончался в 1762 году, мать – Анна Михайловна, скончалась около 1771 года. Фамилия Пугaчёв произошла от прозвища деда – Михаила Пугача. В семье, кроме Емельяна, был брат и две сестры. Как указывал на допросе сам Пугaчёв, семья его принадлежала к православной вере, в отличие от большинства донских и яицких казаков, придерживающихся старообрядчества. Пугaчёв находился на службе с 18 лет, в 19 лет женился на Софье Недюжевой, казачке станицы Есауловской.

Донской казак Емельян Иванович Пугачев к тридцати годам уже многое повидал. Он сражался на войне – был служивым человеком в войсках Елизаветы Петровны. Службу начал ординарцем. Служил в Польше, познакомился с западными условиями жизни народа и традициями взаимоотношений с властями. После смерти Елизаветы Петровны в 1760 г. возвратился домой. Позже участвовал в турецкой кампании, в 1770 г. – во взятии Бендер, дослужился до хорунжего. Долго странствовал по Руси, скрываясь от царских властей: В конце 1771 года Пугачев, уклоняясь от службы в армии, бежал на Терек, жил среди терских казаков, за Кубанью у казаков-некрасовцев, затем в Польше, среди старообрядцев под Черниговым, Гомелем, Не раз плети полосовали его тело. Несколько раз попадал под арест, но совершал побеги.

После отвода войск на зимние квартиры в Елизаветград в 1771 году Пугачёв заболел («…и гнили у него грудь и ноги»). Его направили на Дон в составе команды из ста казаков для замены лошадей. Из-за болезни Пугaчёв не мог вернуться обратно, поэтому он нанял замену: «Глазуновской станицы (на реке Медведице) казака Бирюкова, коему он за то дал 2 лошади с седлами, саблю, бурку, зипун синей, харч всякой и денег 12 рублев». Сам же направился в войсковую столицу Черкасск проситься в отставку. В отставке ему отказали – предложили лечиться в лазарете или самостоятельно. Пугaчёв предпочёл лечиться самостоятельно. Направился повидать свою сестру с зятем Симоном Павловым в Таганрог, где тот проходил службу. И здесь оказался замешанным в неприятную историю. Из разговора с зятем Пугaчёв узнаёт, что тот с несколькими товарищами хочет бежать со службы, и Пугачёв помогает ему. Павлов был пойман и рассказал об обстоятельствах побега – выдал Пугачёва как сообщника, теперь Пугaчёв вынужден был скрываться, его не раз задерживали, он вновь бежал, неудачно пытался перебраться на Терек.

После очередного задержания Пугaчёв был под конвоем отправлен в Черкасск. Во вре- мя проезда через станицу Цимлянскую его встречает сослуживец по Прусскому по- ходу казак Худяков, который, взяв Пугачёва на поруки, обязался доставить арестованного в Черкасск в сопровождении своего сына. Зная, что сыну из-за малолетства наказания не последует, Худяков отпустил Пугaчёва. Далее, придерживаясь мар- шрута раскольников, которые бежали от преследований в Польшу, познакомился с раскольником, подсказавшим Пугaчёву способ вернуться к легальной жизни: воспользоваться указом Сената от 1762 года, в соответствии с которыми вышедшие из Польши раскольники-старообрядцы могли селиться по их желанию в Оренбургской губернии, в Сибири и других местах. Достаточно только заявить о направлении на место поселения. Пугачёв так и сделал и получил паспорт и направление на поселение в Мечетную слободу на реке Иргизе.

На Урал Пугачёв приехал в ноябре 1772 года, здесь сначала он поселился в старообрядческом ските Введения Богородицы, у настоятеля Филарета, от которого узнал о произошедших волнениях в Яицком войске. Через несколько дней в конце ноября – начале декабря Пугaчёв отправился в поездку за рыбой в Яицкий городок, где встретился с одним из участников восстания 1772 года Денисом Пьяновым. В разговоре с ним Пугaчёв обсуждал возможность организации побега скрывающихся участников восстания на Кубань и впервые назвал себя спасшимся Петром III, возможно, что неожиданно и для самого себя: в ходе разговора Пьянов упомянул царицынского Петра III, в ответ Пугaчёв и заявил: «Я-де вить не купец, а государь Петр Фёдорович, я та-де был и в Царицыне, та Бог меня и добрыя люди сохранили, а вместо меня засекли караульного солдата, а и в Питере сохранил меня один офицер».

Пугачев желал хорошей доли для народа – чтобы не было ни бедности, ни обмана, ни помещичьей плети. Для этого надо Русь переделать. Молодому казаку вряд ли кто поверит. А вот царю поверят. Потому и выдал себя за царя Петра III.

Пугачёв продолжает готовить восстание. Из Яицкого городка были привезены старые войсковые знамена, хранившиеся у казаков после восстания 1772 г. Был найден грамотный казак для составления указов. Деятельность Пугачёва вновь привлекла внимание властей – комендант Яицкого городка посылает два отряда для поимки самозваного царя, но Пугачёв вновь бежит. В городках и станицах уже в открытую говорят о скрывающемся среди казаков Петре III. Вновь высылаются розыскные команды для поимки самозванца. Но Пугачёва успевают предупредить: к этому времени у него уже несколько десятков ревностных сподвижников и сотни сочувствующих.

Первый его отряд состоял всего лишь из нескольких десятков казаков: выступив 17 сентября 1773 г. с шестьюдесятью казаками, Пугачёв уже через два дня имел свыше двухсот сабель. Во время пути отряд увеличивался, пополняясь крестьянами, работными людьми, татарами, калмыками и иными недовольными – к нему стекались люди обездоленные. После первых военных успехов «государь» издает указы с призывами присоединиться к его армии, раздает обещания на право владения лесами и реками, порохом и солью. К Пугачёву потянулись татары, башкиры, калмыки. Староверов он жаловал «древним крестом и молитвою, головами, бородами, вольностью и свободою». Кочевникам обещал «земли, воды, леса и луга». Казакам – «реку Яик и угодья». Преступления прощал, подати и пошлины отменял. Требование взамен – признать Пугачёва Петром III.

Восстание быстро ширилось. Это была самая настоящая крестьянская война против войск правительства. Первые правительственные войска, посланные для подавления бунта, были разбиты, а офицеры казнены. Всё чаще горели помещичьи усадьбы. Вчерашние рабы безжалостно расправлялись со своими господами. Работные люди (так тогда называли крепостных рабочих) делали на заводах для пугачёвцев пушки, ядра, ружья. Башкиры, татары, казахи прислали к Пугачеву своих всадников на быстрых и выносливых конях. Был безоружен ряд маленьких гарнизонов. Один за другим царские генералы терпели поражение от армии простого казака.

С октября 1773 по март 1774 года длилось восстание Пугачева в Оренбурге. Оренбург был блокирован 5 (16) октября 1773 г. В сентябре восстание начиналось с сотни сподвижников – у Оренбурга стояла 15-тысячная армия. Южноуральские заводы отливали для Пугачёва оружие. Деньги шли из разграбленных усадеб. Войска повстанцев проходили регулярное обучение. Была введена жесткая воинская дисциплина. Созданная в ноябре «государственная военная коллегия» занималась комплектованием и снабжением войск. Отряды мятежников обретали черты регулярных войск. Появилось деление на полки. В каждом числилось 500 человек. Полки делились на сотни и десятки. Каждый десятник головой отвечал за подчиненных. Казни стали регулярными. Пугачёв нередко самостоятельно объезжал караулы, сурово наказывая провинившихся. Пугачёв создал мощное артиллерийское прикрытие войск. Порой самостоятельно наводил орудия. Лично руководил обучением канониров. Войска получали жалование. Правда, денежное довольствие выдавали только яицким казакам, остальные довольствовались грабежами. Постепенно местные жители стали облагаться своеобразным налогом: так, фураж привозили башкиры, пропитание войска обеспечивали крестьяне, заводские отливали пушки. Пугачёв несколько раз подходил к городу, тревожил набегами, но со штурмом медлил: «не стану тратить людей».

Слухи о восстании Емельяна Пугачева спровоцировали волнения среди крестьян Оренбургской губернии. В конце января 1774 года Пугaчёв прибыл лично возглавить штурм городовой крепости Яицкого городка, где заперся правительственный гарнизон с оставшимися верными правительству казаками. В марте, приехав в Бер- ды, Пугaчёв выслушал жалобы крестьян окрестных деревень на атамана Д.Лысова, который грабил их со своими казаками. Начав упрекать его, Пугaчёв пригрозил каз- нью. В ответ Лысов ткнул Пугaчёва в бок пикой и убил бы, если бы не кольчуга, бывшая под верхней одеждой. Дмитрия Лысова повесили в Бердской слободе. С приходом к командованию правительственными войсками А. Бибикова пугaчёвцы стали терпеть поражения, отдавая одну за одной взятые крепости на пограничных линиях. 22 марта состоялось сражение у крепости Татищевой. Вскоре стало ясно, что правительственная сторона одерживает верх. Пугaчёв с сотней личной гвардии покинули крепость. Первый карательный отряд под командованием генерала Кара был разгромлен. Но корпус Бибикова лишил Пугачёва всех орудий. Пугачев отступил от Оренбурга и укрылся в Уральских горах, где началась подготовка нового войска.

Уже давно задуманный поход на Москву Пугачев начал в июне 1774 г. 12 (23) июля повстанцы подошли к Казани. У него 20-тысячное войско. Город на тот момент охраняет полуторатысячный гарнизон. Под ружье также были поставлены дворяне и зажиточные горожане, которых насчитывалось порядка шести тысяч. План захвата Казани был разработан накануне. Наступление велось четырьмя колоннами. К середине дня 12 июля город был почти полностью в руках повстанцев. Остатки казанского гарнизона укрылись в крепости. В этот момент Пугачёв открывает тюрьмы, в которых сидели сотни его сторонников. Сразу же начались грабежи. Но уже к вечеру к Казани подошли правительственные войска. Результаты битвы были для Пугачёва сокрушительными. Только убитыми он потерял около двух тысяч человек. Несколько тысяч сдались в плен, шесть тысяч разбежались. У Пугачёва осталось не больше двух тысяч воинов.

Впрочем, Пугачёву снова удалось уйти. Стало очевидно, что против регулярной армии пугачевские войска, использующие партизанскую тактику (молниеносные нападения и быстрый отход), не действуют – это было хорошо для взятия небольших крепостей, но не годится для крупных сражений. При этом пугачевское войско не любило рисковать и при первом серьезном натиске разбегалось, унося с собой награбленное.

15 июля, после окончательного поражения у Казани и потери артиллерии, армия восставших переправилась на правый берег Волги. Большая часть башкир отказалась следовать дальше за Пугaчёвым и во главе с Салаватом Юлаевым вернулась в район Уфы.

Пугачев предпринял последнее средство: он издал манифест об освобождении крестьян от крепостной неволи, по которому земля передавалась крестьянам. Поволжье стало подниматься на войну за «дарованные» земли, запылали помещичьи усадьбы. После «долгожданного» манифеста о земле вера в Пугачёва – как ожившего царя – укрепилась: ведь в стране ждали, что вслед за освобождением дворянства по указу Петра III «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» (Манифест о вольности дворянства) наступит освобождение крестьян – это было бы логичным шагом. И этого не последовало, причиной называли смерть Петра III: якобы был готов указ, да императрица его спрятала, а мужа убила.

Силы пугачевцев настолько возросли, что восставшие стали представлять реальную угрозу для Москвы. Пугачёв двинулся не на Москву, а на Саранск и Пензу, оттуда на юг, намереваясь выйти на Дон. По пути он разрушал поместья и раздавал крестьянам грамоты, жалуя им свободы. В 1774 г. были взяты: Курмыш (31 июля), Алатырь (3 августа), Саранск (7 августа), Пенза (13 августа), Петровск (15 августа), Саратов (17 августа).

После обнародованного манифеста о земле его везде встречают как царя. Правобережье Волги – это в основном русское крепостное население.  В орбите крестьянской войны – губернии Казанская, Нижегородская, Симбирская, Пензенская, Саратовская, Тамбовская, Воронежская. Войско Пугачёва пополняется очень быстро, но и редеет после каждой неудачи – крестьяне разбегаются, они не желают уходить далеко от дома. Непрерывно происходят казни дворян, которых крестьянские отряды приводят Пугачёву в качестве пленных.

Однако штурм Царицына оказался неудачным. От войска откололись донские казаки и калмыки, и Пугачев, преследуемый корпусом Михельсона, отошел к Черному Яру – здесь пугачевское войско оказалось разбито, повстанцы разгромлены. Емельян Пугачев бежал в заволжские степи. Последнее крупное сражение произошло 25 августа (1 сентября) у Сальниковой (Солениковой) ватаги.

Узнав о том, что на Дону атаман Сулин выступил несколькими полками ему навстречу, Пугачёв повернул на Волгу. Перейдя Волгу, он намеревался выйти на Каспий, а оттуда пробираться на Украину, к запорожским казакам, или в Турцию, либо уйти в Башкирию или в Сибирь. Но он не знал о том, что к этому времени в его отряде сложился заговор казацких полковников, ре- шивших в обмен на Пугачёва получить от правительства помилование. 14 сентября 1774 г. Пугачёв, преданный соратниками, был обезоружен группой старшин-заговор- щиков: у Большого Узеня заговорщики бросились вязать Пугачёва, пока остальные казаки отряда находились на марше, в отдалении, и передали его генералу донских казаков А.И. Иловайскому. На пути к Яицкому городку Пугачёв дважды пытался бежать, но неудачно: заговорщики выполняли роль охранников лучше, чем правительственные тюремщики. Следователь Маврин, первым допрашивавший «злодея», отмечал, что тот держался с большим достоинством и мужеством.

А.В. Суворов, возвратившийся к этому времени из турецкой кампании и прибывший в Яицкий городок, лично допросил самозванца 17 сентября (императрица повелела именно великому полководцу изловить Пугачёва), а 18 сентября сформировал и возглавил отряд для конвоирования Пугачёва в Симбирск. Для перевозки была изготовлена и установлена на двухколёсную арбу тесная клетка, в которой Пугачёв не мог выпрямиться и хотя бы расправить тело. Чтобы не было соблазна отбить самозванца, вместе с телегой шел довольно большой отряд.

Суд над Емельяном Ивановичем Пугачевым проходил в Москве 8–10 января 1775 года. Приговор Сената был утвержден императрицей Екатериной II. Пугачев и пять его соратников были казнены в Москве на Болотной площади 10 (21) января 1775 г. Тысячи были биты кнутом и плетьми, отправлены в тюрьмы и на каторгу. Стоя на эшафоте, Пугачёв крестился на соборы, кланялся на все стороны и говорил: «Прости, народ православный, отпусти мне, в чём я согрешил перед тобой… прости, народ православный!» Через несколько минут отрубленная палачом голова была показана народу и оказалась на спице, остальные части тела – на колесе. После казни Пугачёва все его родственники сменили фамилию на Сычёв, станица Зимовейская была переименована в Потёмкинскую.

Ядро восстания составили яицкие казаки-старообрядцы. Затем к ним присоединились отряды башкир и других народов Поволжья, уральские работные люди, а также крестьяне, составлявшие большинство на последнем этапе восстания. Многочисленные отряды повстанцев действовали на огромной территории от Урала до Волги. На востоке восстание охватило области Западной Сибири, на севере дошло до Перми, на западе – до Тамбова, на юге – до Нижней Волги.

Лозунги восставших вначале ограничивались возвращением привилегий казачеству, но по мере роста движения и включения в него крестьян и работных людей появились требования освобождения крестьян от крепостной неволи, от поборов и податей. Ни в одном из документов восставших не ставились задачи изменить формы государственной власти, повстанцы рассчитывали «извести возмутителей империи и разорителей крестьян» и посадить при этом на трон «хорошего царя».

Дворянам удалось подавить восстание. Крестьяне, которые присоединялись к казакам Пугачева, воевали с ними только до тех пор, пока истребляли помещиков в своей округе. Двигались войска дальше – и крестьяне оставались дома. На их месте появлялись другие, но опять ненадолго. Военное дело хорошо знали только казаки и беглые солдаты. Да и богатые казаки тоже побаивались восставших. Пока Пугачев боролся за казачьи вольности – они шли вместе с ним. А когда война стала крестьянской и начались первые неудачи, стали думать богатые казаки, как спасти себя, и предали Пугачева, выдали его царским властям. Пугачёв одержал ряд побед над правительственными войсками, но был обречён на поражение, не имея тыла. В конечном итоге его предали собственные старшины.

платов матвей иванович

Матвей Иванович родился 19 августа (6 августа) 1751 года в «старом гнезде» казачества в станице Прибылянской (или Старочеркасской)4. Городок Черкасск в то время являлся столицей Области Войска Донского. Здесь рождались все распоряжения по военной части, отсюда уходили в походы служилые казаки. Молодежь проводила время в играх военного характера. Это – верховая езда, ловля зверей и рыбы, упражнения в стрельбе. В этой среде и рос будущий предводитель донского казачьего войска Матвей Иванович Платов. Его отец был войсковой старшина Войска Донского. Родители Матвея Ивановича были люди небогатые, поэтому дать сыну образование, которое стоило больших денег, не могли. Недостаток образования своего сына отец и мать Матвея Ивановича Платова старались восполнить воспитанием.

Тринадцатилетнего сына определил отец на службу в войсковую канцелярию, и уже через два года, в свои 15 лет, Матвей стал урядником, в 17 лет был произведён в полковые есаулы. «Смотри, Матвей, – говорил отец, – служи государю и Тихому Дону примерно. Помни меня. Из простых казаков дошел я до чина войскового старшины – храбростью да примерной службой. Береги отцовские обычаи: будь казаком! Уповай на Господа Бога, и Он тебя не оставит. Слушай начальников. Будь внимателен к равным тебе, снисходителен к низшим, и строг бо- лее всего к самому себе. Но помни всегда: никогда и думать не моги забыть наш Тихий Дон, вскормивший и взлелеявший тебя». Во время Русско-турецкой войны 1768-1774 гг. Платов находился в рядах действующей армии в качестве командира казачьей сотни. За боевые заслуги при взятии Перекопа и под Кинбурном он был назначен командиром полка донских казаков. Тогда же прозвучали его знаменитые слова, ставшие девизом всей его жизни: «Честь дороже жизни!»

В 1774 году, еще до заключения мира с Турцией при Кучук-Кайнарджи, Платову было поручено доставить в армию, расположенную на Кубани, обоз с продовольствием и снаряжением. 3.4.1774 был окружен у реки Калалах татарами, но сумел отбиться и заставить противника отступить. На вышедшие с обозом из Ейского укрепления полки в пути напал брат крымского хана Девлет-Гирей. Под зеленым знаменем пророка было до 30 тысяч татар, горцев, ногайцев. Полковнику Платову было тогда всего 23 года. «Друзья, – сказал Платов казакам, – нам предстоит или славная смерть, или победа. Не будем мы русские и донцы, если устрашимся врага. С божьей помощью отрази злые его замыслы!» Казаками наспех были выкопаны окопы и поставлено защитное укрепление из обозов. Крымские татары хлынули на них большим потоком. Семь раз с остервенением кидались в атаку татары и их союзники на сравнительно слабые силы казаков (около тысячи человек) и семь раз были отброшены с большим уроном. Платов нашел возможность сообщить о безвыходном положении обоза своим войскам: двое казаков были отправлены за подмогой. Один из них добрался до него, другой погиб в опасной дороге. Силы казаков уже были на исходе, и вот-вот татары должны были дожать и сломить их сопротивление. Но вдалеке показалась долгожданная подмога из 300-500 русских всадников. Свежие силы ударили в тыл крымчакам и посеяли в их рядах замешательство, и тут в смелую контратаку бросился на татар Матвей Платов с казаками. Казаки рубили убегающих врагов. Огромная армия крымских татар, поддавшись панике, невольно разъединилась на части и пыталась соединиться, но русские не давали им это сделать, постоянно преследуя их. Таким образом, 1000 казаков победила 25000 крымских татар. Обоз был доставлен в целости по назначению. После этого подвига (построил укрепленный лагерь, отбил восемь атак превосходящего противника и продержался до подхода подкреплений) имя храброго казака стало известно в русской армии. После этого случая Платов приобрёл известность не только в армии, но и при дворе – он был награждён по указу Екатерины II именной золотой медалью.

В июне 1787 г. он получает чин армейского полковника. По поручению Г.А. Потёмкина формирует четыре казачьих полка. Вторую Русско-турецкую войну 1787-1791 гг. Платов прошёл от начала до конца. 6 декабря 1788 г. отличился при взятии (осаде и штурме) крепости Очаков, за что был пожалован орденом Святого Георгия 4-й степени. 13 сентября 1789 г. Платов со своими казаками и егерями при Каушанах обращает в бегство турецкие войска и захватывает в плен «трёхбунчуржного пашу» Зайнал-Гассана. За этот подвиг – за взятие Кушан – он назначается походным атаманом казачьих полков и получает чин бригадира5.

В 1790 г. Платов находится в армии Суворова под Измаилом. Казаки привыкли действовать в конном строю, а им пришлось участвовать в маневрах, которые великий полководец проводил под стенами крепости, почитавшейся неприступной. Эти учения должны были приучить солдат и офицеров к технике преодоления препятствий, вселить в них уверенность в возможности форсировать глубокий ров и взобраться на высокие отвесные стены крепости. Такая чисто суворовская подготовка штурма целиком оправдала себя. Платов был самым младшим по чину из тринадцати участников военного совета, собранного Суворовым 9 декабря 1790 года под Измаилом. Приглашенный высказаться первым, он без колебаний произнес слово «штурм», которое все присутствующие единодушно повторили. В ночь 11 декабря 1790 года на Платова с колонной из пяти тысяч спешенных донцов была возложена задача – овладеть одним из самых труднопреодолимых участков измаильских укреплений. Несмотря на плохое вооружение – укороченные пики, древки которых турки перерубали саблями, – казаки по грудь в воде перешли искусственный пруд и под орудийным и ружейным огнем схватились с врагом врукопашную. До четырёх часов дня ожесточенный бой продолжался уже на улицах самого города, где приходилось штурмовать каждый дом. Задача, поставленная Суворовым, была выполнена. Суворов писал князю Потемкину о Платове и его полках: «Храбрость, стремительный удар Донского войска не могу довольно выхвалить перед вашей светлостью». За действия при штурме Измаила Матвей Иванович по представлению Суворова был награжден орденом Георгия 3-й степени и произведен (1793) в генерал-майоры.

В последние годы царствования Екатерины II Платов принимает участие в Персидской войне6. Он был награжден орденом св. Владимира III степени, а Екатерина II наградила его саблей «За храбрость» в бархатных ножнах и золотой оправе, с крупными алмазами и редкостной величины изумрудами.

При Павле I атаман попал в опалу. Быстрое продвижение по службе создало М.И.Платову множество завистников. Недоброжелатели Платова писали императору, что казачий атаман подозрительно популярен среди калмыков и турок, что он замышляет передаться турецкому султану и т.д. По доносу донской генерал был исключен Павлом I из службы, сослан в Кострому и, наконец, как и А.В. Суворов, был посажен даже в Петропавловскую крепость, где просидел до тех пор, пока возводимые на него обвинения не были опровергнуты расследованием. Павел I задумал Индийский поход, руководить которым должен был атаман М. И. Платов. Но убийство Павла I отменило этот замысел.

26 августа 1801 г. Платова назначают войсковым атаманом войска Донского. Вскоре он получает чин генерал-лейтенанта, проводит полезные реформы в казачьем управлении. В 1805 г. основывает столицу Донского казачества Новочеркасск. Получает звания и награды, успешно воюет с турками. В 1806 году Александр I поручает ему командование всеми казачьими полками России, выставляемыми на войну. В связи с этим он награждается орденом Святого Александра Невского.

Самой большой победой донских казаков в Русско-турецкой войне 1806-1812 гг. стал день 23 сентября 1809 г.: тогда они наголову разгромили 500-тысячный корпус в полевом бою между крепостями Силистрия и Рущук. Эта победа принесла Матвею Ивановичу чин генерала от кавалерии. Указ о его присвоении был подписан Александром I почти сразу же после получения с берегов Дуная донесения об одержанной победе. Но настоящая полководческая слава пришла к трижды георгиевскому кавалеру генералу от кавалерии М.И. Платову в войне с арми- ей Наполеона 1812 года – в ходе Отечественной войны. С самого начала вторжения в российские пределы наполеоновской армии полки платовского летучего корпуса не выходят из боёв. В Бородинском сражении конница Платова наносила кинжальные тыловые удары по французским войскам. 7 октября началось отступление французской армии из Москвы, и казачья кавалерия Платова приняла самое активное участие в преследовании и поражении противника вдоль Смоленской дороги, вела успешные боевые действия под Вязьмой, Смоленском, Красным. При отходе войск из Москвы конница Платова сдерживала войска Мюрата, давая русской армии уйти без потерь. Потом он уехал на Дон, где сформировал 26 казачьих полков и быстро вернулся в действующую армию. При отступлении войск Наполеона главнокомандующий русской армией М.И. Кутузов поручает именно Платову быть в авангарде и молниеносными атаками бить французов совместно с Милорадовичем. Он громит отступающие отряды маршалов Даву, М. Нея, Е. Богарне, отбивая у них огромные трофеи. За эти победы Александр I производит М. И. Платова в графы. Войска под его руководством освобождают Оршу, Борисов, Вильно, Ковно. Он первым переходит Неман и переносит боевые действия на прусскую территорию. По ходатайству Кутузова указом царя от 29 октября предводитель казаков был возведен в графское достоинство. Покидая пределы России. Наполеон признавал, что именно казаки уничтожили конницу и артиллерию отступавшей французской армии. В Польше он изрек фразу, ставшую широко известной. «Дайте мне одних лишь казаков, и я покорю всю Европу». После победного сражения за польский город Данциг М.И. Кутузов Кутузов писал Платову: «Услуги, оказанные Вами отечеству в продолжение нынешней кампании, не имеют примеров! Вы доказали целой Европе могущество и силу обитателей благословенного Дона». Платов, одарённый и неустрашимый военачальник, умел воодушевить казаков на подвиги. За кампанию 1812 находившиеся под командованием Платова казаки взяли около 70 тыс. пленных, захватили 548 орудий и 30 знамен, а также отбили огромное количество награбленных в Москве ценностей. Как в России, так и в европейских странах стал одним из самых популярных русских генералов. Он всегда жил одной жизнью со своими донцами и разделял с ними все тяготы и лишения войны.

После Отечественной войны М.И. Платов успешно воюет на Западе, наголову разбивает войска французов. За это получает алмазный портрет государя. Конница атамана М.И. Платова первой вошла в Париж и расположилась на Елисейских Полях. Из Парижа вместе с императором Александром I Платов едет в Лондон, где получает в знак признательности его боевых заслуг почётную саблю, его именем англичане называют новый корабль. В 1815 г. он возвращается на Дон в Новочеркасск, где основывает гимназию, типографию, занимается делами Войска Донского. Перейдя к административному управлению Донским краем, Матвей Иванович ознакомился с его экономическим положением и издал приказ, в котором отметил огромные заслуги казачек, вынесших на своих плечах все тяготы трёхлетнего хозяйствования в военное время, когда казаки Дона почти поголовно бились с войсками Наполеона. Платов уделил внимание не только краю и его гражданскому правлению, дальнейшему развитию коневодства и виноградарства, но и развитию города Новочеркасска.

Умер Матвей Иванович Платов через три года в станице Епанчицкой, недалеко от Таганрога. Был похоронен в фамильном склепе у Вознесенского кафедрального войскового собора Новочеркасска. В 1853 г. на собранные на Дону народные деньги в г. Новочеркасске был воздвигнут памятник прославленному донскому атаману. Надпись на памятнике гласила: «Атаману графу Платову за военные подвиги с 1770 по 1816 год признательные донцы». В советское время в 1923 г. памятник был снесён, а могила осквернена. И только в 1993 г. памятник был восстановлен, и прах великого атамана перезахоронен.