Главной особенностью общественной казачьей жизни являлись военная организация с выборной системой управления и демократические порядки. Основные решения (вопросы войны и мира, выборы должностных лиц, суд провинившихся) принимались на общеказачьих собраниях, станичных и войсковых кругах, или радах, являвшихся высшими органами управления. Главная исполнительная власть принадлежала ежегодно сменяемому войсковому (кошевому в Запорожье) атаману. На время военных действий избирался походный атаман, подчинение которому было беспрекословным.

Основу хозяйственной жизни казаков вначале составляли промыслы – охота, рыболовство и бортничество. Сравнительно рано появилось скотоводство; земледелие, как правило, стало распространяться позднее, примерно со 2-й половины XVII в.

По мысли А.В.Сопова, исторически «казачество стало той основной силой, на которую Российское государство опиралось при оформлении своих геополитических границ на юге и проводило гибкую религиозную и социальную политику". В период, когда ещё не было единого казачества (в IX–XVI вв.), его роль сводилась к охране казаками границ Российского государства и этнической территории русских и осуществлению наемной военной службы русским государям. Казаки в этот период были «вольными степными рыцарями» особого типа. На тот момент они представляли собой отдельные воинские отряды, обладавшие уже достаточно высокой профессиональной и индивидуальной боевой подготовкой, действовавшие на свой страх и риск и выполнявшие иногда отдельные военно-служебные поручения за «жалование», например, для Московской державы. «Являясь с древних времен по своей сути военно-демократическим обществом, казачьи войска были сообществами воинов, образовав единую касту, выполняющую специфическую функцию, передающуюся по наследству, то есть стали формироваться как особое сословие воинов-профессионалов. При этом необходимо отметить, что рамки этой кастовости охватывали не только самих воинов, но и прочее население, включая женщин и стариков... По нашему глубокому убеждению, стержневой казачьей ментальной идеей было и остается отождествление мужчины и воина... Не имевшая естественных границ как для своего распространения, так и для нашествий кочевых народов Россия создала социальную преграду в лице казачьих поселений вначале в верховьях, а затем и в низовьях Дона, придав казачеству еще один статус – «охранителей границ». В ходе присоединения к России Сибири сформировался новый статус казачества – землепроходцы-колонизаторы»21.

Донские казаки́, или донцы́, донское казачье во́йско – первое по старшинству и самое многочисленное из казачьих войск Российской империи. Размещалось на отдельной территории, называвшейся Область Войска Донского, которая занимала часть современных Луганской и Донецкой областей Украины и части Ростовской, Волгоградской, Воронежской областей и республики Калмыкии в Российской Федерации. Исторически название связано с рекой Дон (бассейн Азовского моря).

Историческая летопись упоминает и об участии казаков в Куликовой битве (1380 год)22. Битва на Куликовом поле принесла московским силам победу над Мамаем, но окончилась печально для мирного населения Дона. В наказание за враждебное выступление татары трижды разгромили казачьи поселения и к концу XIV века принудили донских казаков искать спасения на севере, покидая места своего обитания.


Казаки разъезжали по Дикому полю – так стало называться с XV века пустынное место, образовавшееся после разорения монголо-татарами южнорусских княжеств: постоянного места жительства не име- ли. Убежищем им служили вы- рытые в земле ямы, покрытые хворостом или камышовые ша- лаши-шиши. Казаки вели скрытое наблюдение за противником. И если представлялся слу- чай, нападали на него

Пока татарское нашествие окончательно не ослабело, донские казаки оставались на окраинах северо-восточной Руси – от Путивля и Верхнего Дона до Камы, Северной Двины и Белого моря. Были они также и на Землях Великого Новгорода, расселившись по городам и удельным княжествам Московской Руси племенными, родовыми и семейными общинами, сохраняя многовековые структуры войсковой организации.

История донского казачества – это история непрерывной борьбы на степных просторах южных рубежей русского государства. По образному выражению Льва Николаевича Толстого, «граница породила казачество, а казаки создали Россию». Родоначальники донских казаков были людьми энергичными, не боявшимися лишений и сражений, в основном славянского происхождения. Ка- заки разъезжали по Дикому полю – так ста- ло называться с XV века пустынное место, образовавшееся после разорения монголо- татарами южнорусских княжеств: постоянного места жительства не имели. Убежищем им служили вырытые в земле ямы, по- крытые хворостом или камышовые шалаши-шиши. Казаки вели скрытое наблюдение за противником. И если представлялся случай, нападали на него. Первое время женатых среди них не было. Основным источником дохода являлась военная добыча.

Донские казаки о себе говорили так: «Кормит нас молодцев Бог: подобно птицам мы не сеем и не собираем хлеба в житницы, но всегда сыты. А ежели, кто станет пахать землю, того нещадно сечь розгами». Таким образом, первые казаки следили за тем, чтобы ничего не отвлекало от главного их занятия – военной службы23.

В XV веке распалась Золотая Орда, и на её месте образовались Казанское, Крымское, Астраханское ханства, Малая и Большая Ногайская орды, руками которых Османская империя стремилась задушить молодое Российское государство. Ханства продолжали совершать опустошительные набеги на Русь. На южных её рубежах первыми сталкивались с незваными гостями донские казаки. Они не знали страха, при этом донцы учились у противника его тактике боя, перенимали его боевые уловки, оружие, снаряжение.

В середине XV века казаки стали грозной силой, противостоящей татарам, туркам и их союзникам. В низовьях Дона появились казачьи селения. Поначалу их центром стал городок на острове Раздоры (между Доном и рукавом Донца), а затем крепость Черкасск. Чуть позже возникли городки в верховьях Дона, по Хопру, Быстрой и Тихой Сосне. В конце XV – начале XVI веках на южных рубежах России начала создаваться единая система пограничной обороны – «засечные линии» из лесных завалов, валов, городов-острогов и постоянных гарнизонов.

К середине XVI века начинается более активно процесс заселения русскими людьми просторов Дикого Поля. К этому времени относятся известия о появлении постоянных казачьих поселений – городков. Казачьи городки служили опорой для русских царей, в их стратегии продвижения к Азовскому и Чёрному морям. Учитывая выгоды расположения городков, уже вскоре после их возникновения прежний путь сношения с Турцией, шедший вдоль Днепра в Крым, был заменён на путь по Дону в Азов, как более надёжный и быстрый. Ногайский князь Юсуф жаловался царю Ивану IV Грозному в 1549 году: «Холопи твои... на Дону в трёх и в четырёх местах городы поделали... да наших послов... и людей стерегут да разбивают»24.

3 января 1570 года является датой создания Всевеликого войска Донского: сохранился первый официальный документ о признании московским царём донских казаков. Это и есть отправная точка в истории служения казаков российскому государству.

Казачьи поселения делились на два разряда: одни из них – так называемые «городки» – служили постоянным местом жительства, другие – «зимовища» – были только зимними приютами, покидаемыми ранней весной для воинственных набегов. Все городки тянули к одному главному городу Раздорскому, который в течение XVI века был сборным местом всего донского казачества, но впоследствии потерял свое значение, уступив первенство вначале городку Монастырскому, а потом Черкасскому25.

Во всех казачьих поселениях царило артельное начало. Сообща чинили казаки суд и расправу, сообща вершили всякое общественное дело. Начало это проявлялось и в частной жизни. Казаки жили по-братски. Набьет ли кто дичи или наловит рыбы — всё делили поровну. Большинство казаков был народ вольный, холостой, они не засиживались подолгу на одном месте, предпринимая постоянные походы и набеги на соседей. Пока коней у них не водилось, то двигались они частью водой (судовые походы), частью пешком. Из южных поселений казаки ходили на Азов или в море, бороздили его по всем направлениям, грабя расположенные на берегах турецкие города и селения. Обитатели верховых городков направлялись на Волгу, на Каспий, вторгались даже во владения персидского шаха.

Государству Московскому выгодно было пользоваться Донским казачеством для защиты и охраны южной границы. Поэтому в 1570 г. царь Иван Васильевич прислал на Дон свою грамоту, а послу Новосильцеву приказал уговаривать казаков служить своему Государю. С другой стороны, и казакам было очень удобно покровительство сильной Москвы, и они охотно назвались слугами царскими и согласились служить Государям «польскую службу с травы да воды и кровь свою проливать». Начиная с царя Фёдора Ивановича (1557 – 1598) вплоть до XVIII века, государи русские ежегодно посылают на Дон «царское жалованье». Эта связь Москвы с Доном долгое время являлась поводом к неудовольствиям со стороны турецкого султана, персидского шаха и князя ногайского, жаловавшихся на буйства и грабежи, чинимые среди общего мира казаками. Но московские дипломаты разными способами старались выпутываться из затруднительного положения. При царе Михаиле Фёдоровиче (1596–1645) отправлены были в одно и то же время две грамоты: одна к турецкому султану, другая — к донским казакам. Султану царь писал: «Донские казаки указа нашего не слушают и, сложась с запорожскими черкасами, на наши украины войной ходят. Мы пошлем на них рать свою и велим их с Дону сбыть». В грамоте же, посланной ка- закам, говорилось так: «а мы, великий государь за тое вашу к нам службу и впредь учнем вас жаловать нашим царским жалованьем и свыше прежнего»26.


Жили казаки самоуправляющейся общиной. Так, на Дону существовал круг — общее со- брание казаков, на котором они выбирали атамана. Ему подчинялись беспрекословно. «Куда атаман глазом кинет – туда мы кинем головы», – говорили казаки. Войсковой круг решал вопросы объявления войны и заключения мира, по- сылки войск царю, а также приёма и отправки посольств

образ жизни и занятия

Жили казаки самоуправляющейся общиной. Так, на Дону существовал круг – об- щее собрание казаков, на котором они выбирали атамана. Ему подчинялись беспрекословно. «Куда атаман глазом кинет – туда мы кинем головы», – говорили казаки. Войсковой круг решал вопросы объявления войны и заключения мира, посылки войск царю, а также приёма и отправки по- сольств. На кругу «дуванили», т. е. делили добычу и государево жалованье. Собираясь в поход, казаки выбирали походного атамана и его помощника – есаула, полковников и сотников, которые по возвращении слагали с себя. Вся полнота власти – законодательной, исполнительной и судебной – в войске принадлежала войсковому кругу, на кото- ром казаки, достигшие 17 лет, кроме провинившихся, имели право голоса. Во время собрания, проходившего на площади под открытым небом все стояли с непокрытой головой – в знак почтения к месту и случаю. Каждый мог выйти в центр площади и высказать своё мнение. Решение принималось большинством голосов. При обсуждении важных дел на площади собиралось несколько тысяч человек. Казаки обступали выступавшего, образуя круг, поэтому важнейшие собрания казаков и стали называться войсковым кругом. Исполнителями решений круга были выбиравшиеся на год атаман, два есаула и войсковой писарь. Так же управлялись и станицы: для решения каких-либо частных дел общины казаки выбирали атамана, а все важные дела всей общины решались общим собранием – кругом, проходившим в особой станичной избе.

военные походы и набеги

Жизнь казаков протекала в непрерывных стычках и сражениях. Военные походы и набеги наполняли почти исключительно жизнь казаков того времени. С азовцами и ногайцами войны велись почти непрерывно. Поводом для начала военных действий могло быть оскорбление одного казака. В боях с врагами казаки были беспощадны: громили селения врага, захватывали добычу, при этом разбой и воровство у своих были недопустимы – на виновных накладывалась «пеня», искупить которую можно было любой ценой, даже ценой жизни.

Инициировать военный поход мог любой казак. Для этого он выходил на площадь казачьего селения, снимал шапку, кидал её на землю и сообщал всем о своих намерениях. Те, кто хотел участвовать в замышлявшемся походе, тоже бросали свои шапки рядом с шапкой инициатора и становились около него. Если предстоял недалёкий поход – седлали коней, если дальний – готовили суда – струги. Боевые отряды делились на сотни и полусотни.

Отправляясь в поход, казаки выбирали себе походного атамана, который становился главным начальником над войском, разделявшимся обыкновенно на пешие и конные полки, с полковниками или старшинами во главе. Помощниками у этих старшин были сотники, пятидесятники, хорунжие.

Сухопутные набеги казаков были всегда внезапны. Казаки двигались кратчайшим путём на низкорослых степных конях: они не знали устали, были неприхотливы, легко переплывали широкие реки. Выследив неприятеля, ближе к ночи, в темноте нападали и рубились с ним до победы. Исчезали с добычей так же внезапно, как и появлялись, Если же первая атака оказывалась неудачной, казаки рассеивались в разные стороны и собирались в условном месте. Затем повторяли нападение.

Отплытие казаков «на поиски», или, как тогда говорили, «за зипунами», всегда проходило торжественно. В главном городе войска служили обедню и молебны, молили святого Николая о покровительстве, затем выходили на площадь. Здесь распивали вино и шли к берегу Дона грузиться на струги. Провожавшие стояли до тех пор, пока суда с казаками, певшими «Ты прости, ты прощай, тихий Дон Иванович…», не исчезали из виду27.

В море отправлялись казаки на легких ладьях с небольшим запасом муки, сухарей, пшена, сушеного мяса и рыбы. Брать хмельные напитки запрещено было под страхом смертной казни. Только по выходе в море казаки решали о цели своего похода, а «до тех мест мысли своей, да куда им идти никому не объявляют» из опасения лазутчиков и перебежчиков. Самим же казакам, благодаря так называемым «прикормленным людям» – шпионам и переметчикам из турок и татар, подкупленным деньгами и лаской, было всегда известно, что делалось в Азове, Крыму или Кубани28. Пленников своих умерщвляли казаки только в случаях крайней необходимости и то с исключением для греков, которым всегда давалась пощада. Только пойманным на острове, на котором расположен был Черкасск, грозила неизбежная смерть.

Если поход был удачным, походный атаман, как только отряд, возвращаясь домой, проходил устье Дона, посылал в главный город лёгкий струг с известием о возвращении отряда. И тогда все выходили встречать на берег. Победители наряжались в лучшую трофейную одежду и с поднятыми знамёнами, под пушечные и ружейные залпы, с песнями подходили к стольному городу. После молитвы на площади праздновали победу, а затем делили добычу, не забывая вдов и детей погибших – им выделялась десятая доля.


Первые казаки носили рубахи, войлочные или кожаные длинные куртки, поверх которых надевали трофейные доспехи – кольчуги, колонтари, бахтерцы, наручи, кожаные или матерчатые штаны, разноцветные сапоги, на голове – шлемы, шишаки или островерхие войлочные шапки. Вооружены бы- ли саблями, топорами, ножа- ми, луками со стрелами, дротиками, сулицами, копьями, булавами, щитами

Донцы всегда были осведомлены о замыслах татар и турок, с которыми постоянно воевали и в случае необходимости быстро посылали в Москву вестовое посольство (станицу) с донесениями. Кроме того, они помогали царским послам – помогали проводить русские суда по Дону. От правительства получали за это и за выполнение других поручений похвальные грамоты, порох, свинец, хлеб, вино, деньги. При этом донцы сохраняли полную независимость и самостоятельность и жили по своим законам.

Заключение мирного договора с неприятелем сопровождалось обрядами и скреплялось обоюдною клятвой. Обыкновенно из Азова в главное войско приезжали мировщики склонять казаков к прекращению во- енных действий. На вторичном съезде доверенные, постановив условия договора, да- вали присягу в честном и правильном ис- полнении этих условий.

При возобновлении войны казаки посылали врагам своим «размирную» примерно тако- го рода: «от донского атамана и всего войс- ка азовскому Сулейман-паше проздравление. Для дела великаго нашего Государя мы были с вами в миру: ныне же все войско приговорило с вами мир нарушить; вы бойтесь нас, а мы вас остерегаться будем. А се письмо и печать войсковыя».

одежда, вооружение, снаряжение

Первые казаки носили рубахи, войлочные или кожаные длинные куртки, поверх которых надевали трофейные доспехи – кольчуги, колонтари, бахтерцы, наручи, кожаные или матерчатые штаны, разноцветные сапоги, на голове – шлемы, шишаки или островерхие войлочные шапки. Вооружены были саблями, топорами, ножами, саадаками (луками со стрелами), дротиками, сулицами, копьями, булавами, щитами.

По свидетельству современников, одежда казаков в XVI в. во многом напоминала татарский костюм. Казаки носили широкие шаровары на учкуре, т. е. на шнуре, который их поддерживал, и бешметы – полукафтаны до колен и с закрытой грудью. Поверх бешмета надевался чекмень – приталенный суконный кафтан, застёгивавшийся на крючки, а широкие рукава были стянуты на запястьях в манжеты. Выходной чекмень по краям обшивался парчой или галуном (яркой тесьмой для отделки военной формы) и носился в распахнутом виде поверх холодного оружия. Повседневный чекмень был немного короче, и носили его с поясом, на котором висела сабля. Рукава в верхней части нередко имели разрез, и их можно было закидывать за спину. У запорожцев чекмень назывался «керея». Головным убором чаще всего служила шапка из бараньего меха, которая на Дону получила название «трухменка». В XVI в. у донских и запорожских казаков суконный верх шапки иногда свисал в виде клина. Яицкие (уральские) казаки носили также суконные колпаки с меховой опушкой.

Казаки занимались скотоводством, охотой, рыболовством, бортничеством (пчеловодством) и другими промыслами. Их набеги на соседей (татар и турок) и разбойничьи нападения на торговые караваны также были своего рода промыслом. Военная добыча, которую они при этом захватывали, являлась одним из источников их существования. Одновременно казаки несли сторожевую службу на степном пограничье. Их разведчики следили за передвижениями шаек кочевников-степняков, по сакме (конским следам) определяли численность врага, захватывали «языков», а полученные сведения передавали в Москву, извещая власти о готовящихся набегах на русские окраины. Нападая на возвращающихся из набега татар, казаки отбивали русских пленных. Московское правительство ценило казаков и привлекало казачьи отряды к участию в войнах. В составе ратей Ивана IV казаки ходили на Казань и Астрахань, воевали на земле Ливонии. С 1570 г. казаки на Дону стали получать государево жалованье хлебом, сукном, порохом.

В постоянной борьбе с врагами казачество выработало особую тактику ведения боя. Казаки устраивали дерзкие внезапные набеги, умело действовали из засад. Казачья конница атаковала «лавой», т. е. развёрнутым строем с выступами на флангах, стремясь при этом охватить противника. Сильного неприятеля казаки старались притворным отступлением заманить под удар основных сил, спрятанных в засаде. Этот приём назывался «вентерь». Каждого казака с детства обучали верховой езде, владению саблей и пикой, меткой стрельбе из ружья и лука, умению накидывать аркан. На своих верфях казаки строили небольшие суда, на которых плавали по Азовскому и Чёрному морям, нападая на владения крымского хана. Ориентируясь по звёздам и солнцу, они пересекали Чёрное море и громили прибрежные турецкие города и селения. В схватках с турецкими военными кораблями казаки смело шли на абордаж, нередко овладевая вражескими судами и топя их. В этих набегах казаки не только захватывали большую добычу, но и освобождали множество христианских невольников, которые пополняли ряды казачества или возвращались на свою родину.


В постоянной борьбе с врагами казачество выработало осо- бую тактику ведения боя. Ка- заки устраивали дерзкие внезапные набеги, умело действовали из засад. Казачья конница атаковала «лавой», т.е. развёрнутым строем с выступами на флангах, стремясь при этом охватить противника. Сильного неприятеля казаки старались притворным отступлением заманить под удар основных сил, спрятанных в засаде

В старину казаки носили бороды, волосы на голове подстригали в кружок. Запорожцы предпочитали длинные висячие усы, а на бритой голове оставляли лишь прядь волос — чуб, который в шутку называли оселедцем (от слова «селёдка»). Кубанские и терские казаки головы брили или же коротко стригли волосы. В гвардии нижним чинам было положено носить бороду. Во второй половине XIX в. у донцов стало модным выпускать с левой стороны из-под шапки взбитый кверху чуб. По стародавней традиции многие казаки носили в ухе серьгу.

Вооружение казаков в XVI в. было разнообразным, поскольку каждый вооружался чем мог. Ружья и пистолеты применялись в бою наряду с луками и стрелами. Весьма разнообразным было холодное оружие: пики, дротики, сабли, ятаганы; использовались также кистени (рукоять с подвешен- ным на цепи или ремне грузом) и чеканы (в форме молотка с клювообразным лезвием). Была у казаков и артиллерия. Пика была излюбленным оружием донцов и уральцев. «Пика – слава казака», – пели донские казаки. Её длина составляла 3,3 м. Наконечник был трёх- или четырёхгранный. Древко красилось в красный цвет. В XX в. деревянные древки заменили стальными трубчатыми, выкрашенными в защитный цвет.

Казацкое седло было азиатского происхождения и почти не менялось в течение столетий. Основу его составлял деревянный арчак, для изготовления которого лучшим материалом считался степной карагач. Спереди и сзади арчак имел два выступающих изгиба – луки. К нему крепился потник из трёх листов войлока, покрытый кожей. Между луками клалась кожаная подушка, которая притягивалась специальным ремнём – тороком (приторачивалась). В походе к задней луке приторачивали сакву – небольшой мешок с овсом – и круглый суконный чемодан с вещами. Сверху помещали сложенную попону. К передней луке приторачивали скатанную шинель. Имелся также аркан для ловли лошадей, сплетённый из конского волоса. Иногда его применяли и в бою. Казацкое седло было значительно легче кавалерийского. При езде рысью казаки вставали на стременах, а перейдя в галоп, плотно усаживались в сёдла.

Но главным занятием донских казаков, помимо воли, оставалась война. Поселения их находились под постоянными ударами кочевников, как и турок, желавших изгнать казаков с Дона. Возместить причиненные потери можно было только обратными набегами, только риском отдаленных походов можно было создать благосостояние семей. По всему этому в степях Старого Поля велась непрерывная разведка, а турецкие и персидские рубежи часто подвергались казачьим нападениям. Такая разнообразная боевая деятельность требовала стройной военной организации и донских казаков.

организация местного самоуправления29

Вооруженные силы на Дону образовались из территориального ополчения. Оно состояло из всех мужчин, способных носить оружие, и называлось «войска куренная». В обычное время вооруженный народ размещался по своим поселениям, готовый каждую минуту к встрече с врагом. Он только обязан был выделить, «поверстать», из своей среды очередных бойцов для «войски главной» или «великой», постоянной регулярной армии30. Главная Войска квартировала в городке Раздоры, который в XVI в. служил одновременно и донской столицей, и южным форпостом республики. Раздоры помещались на острове, возникшем между рукавом Донца и главным руслом Дона, недалеко от нынешней станицы Раздорской. Здесь же находился аппарат главного управления краем, войсковой атаман с канцелярией и есаулы, его помощники; здесь же собирались народные собрания, круги войсковые и валовые. Главная Войска составлялась из многочисленных кадров всех родов. В нее входили: «войска судовая» или пешие соединения, обслуживающие речную флотилию; артиллерийский «наряд»; «войска конная», высылавшая разведку в степи и готовая в любой момент оказать помощь осажденным городкам и, наконец, «войска морская», соединения нового рода, морской флот, возникший после 1580 г. К этому времени донские казаки пополнились новой волной переселенцев, очевидно, из тех казаков-черкасов, которые до сих пор оставались на азовско-черноморском побережье. Только с приходом их на Дон и на Днепр могли начаться немыслимые раньше морские нападения на далекие берега Турции. Казаки-моряки оказались на Дону новыми людьми. Морские походы запорожцев начались также только около этого времени. Численность Главной Войски колебалась в зависимости от обстановки между двумя и семью-восьмью тысячами. Она состояла из равного для всех станиц процента мужчин, способных носить оружие, хотя этот процент мог быть большим или меньшим (от 10 до 50). Следовательно, круг главной войски являлся одновременно и народным собранием полноправных представителей всех поселений. А так как его участники были воинами, то он назывался войсковым кругом, хотя он решал также вопросы гражданской жизни и постановления его были обязательны для всех донских казаков. Войсковые круги могли собраться в течение одного часа для решения каждого спешного вопроса в области внешних сношений, войны и мира, обычного права, церкви и т. п. Они же могли в очередном порядке разрешать новые поселения, выделять для них земельные юрты, разбирать межевые споры, судить лиц, совершивших важные преступления, причем присужденные наказания выполнялись немедленно. Запись постановлений круга, как и все дела войсковой канцелярии, вёл войсковой дьяк, занимавший с писарями становую избу. В начале января каждого года круг избирал войскового атамана, его двух помощников – есаулов и судей, которых власть и юрисдикция распространялись не только на вооружённые силы, но и на гражданскую жизнь края. Местных атаманов, городовых, станичных, поселковых избирало само население в те же сроки. Походные атаманы назначались по выбору отрядов. Полковые головы, сотники и пятидесятники выдвигались самими полками и сотнями из людей авторитетных и опытных в боевых делах. Каждый атаман и каждый начальник в походной обстановке обладал непререкаемой властью и получал больший пай в добыче, чем другие бойцы, но в мирное время должен был весьма считаться с мнением общества, избравшего его, а сложив полномочия, становился рядовым гражданином.