Победа красных в Гражданской войне означала исторический финал казачества как особого сословия российского общества: в строящемся социалистическом государстве ему не было места. Гражданская война окончилась – одни казаки погибли в братоубийственной войне, другие эмигрировали, третьих ждала тяжёлая, мучительная судьба на родине. И таких оказалось большинство.

«В начале 1920 г., после разгрома армий Деникина, те, кому удалось сесть на отплывавшие из Новороссийска пароходы, перебрались в Турцию, а через неё в Египет, Болгарию, Югославию, Францию. В ноябре 1920 г. из Крыма в Турцию отправились остальные. Вслед за уходившим пароходом в море бросались обезумевшие от расставания с хозяевами боевые кони. Громадной волной с переполненного парохода смыло значительную часть казаков самого прославленного донского полка – Гундаровского, вышедшего победителем из более чем ста боёв. Казаки увозили с собой войсковые и полковые реликвии. Эвакуировались казачьи кадетские корпуса и военные училища.

Остатки Уральской казачьей армии в начале 1920 г. ушли через безжизненный Мангышлак и пустыню Кара-Кум. В пути многие из них погибли, а оставшиеся оказались в Австралии и других от России далёких странах. Обрушившиеся репрессии в 1920–1922 гг. заставили уйти в Китай оренбургские, сибирские, семиреченские, забайкальские, амурские и уссурийские казаков. Они селились станицами по ту сторону советско-китайской границы»15.

Стало очевидно, что казачество предано государственной опале: новая власть провела расказачивание16, в результате которого были расстреляны или сосланы на Крайний Север сотни тысяч казаков. Естественно такая расправа отрицательно сказалась на существовании казачества как отдельной этносословной общности. Из архивных документов, обнародованных в 1990-е годы, стало известно, что уничтожались не только отдельные казаки, не принявшие советской власти, но и целые казачьи станицы.

После окончания Гражданской войны в 1922 г., в связи с пятилетием Октябрьской революции, некоторым была объявлена амнистия. Казаки возвратились в свои семьи. Особенно это касалось казаков, живших на пограничье с Китаем. Власть их как бы простила, но в станицах начался «красный террор: по сёлам прокатилась волна поджогов и покушений, жертвами становились бывшие белогвардейцы. «Красный террор» обрушился на семьи тех казаков, чьи отцы, братья, родственники воевали на стороне Белой армии. Поводом для ареста и расстрела могло послужить невыполнение завышенных норм сдачи зерна, которые оставляли без семян и еды самих хлеборобов.

К этому добавились политические репрессии: ущемление политических прав, лишение права избирать и быть избранным. И тем не менее расказачивание на востоке – в Забайкалье, на Амуре и Уссури – не приняло такого дикого характера, как это было на западе России – на Дону, Урале, Кубани.

«Уничтожение казачества более или менее интенсивно длилось до 1924 г. Затем было предложено отойти от политики поголовного расказачивания и превратить казаков в обычных граждан. Казакам было разрешено выбрать в местные органы власти наиболее уважаемых людей. Поверив обещаниям, казаки выдвинули старшин и ни одного большевика. Все избранные были расстреляны»17.


Казаки возвратились в свои семьи. Особенно это касалось казаков, живших на пограничье с Китаем. Власть их как бы простила, но в станицах на- чался «красный террор: по сё- лам прокатилась волна поджогов и покушений, жертвами становились бывшие белогвардейцы. «Красный террор» об- рушился на семьи тех казаков, чьи отцы, братья, родственники воевали на стороне Белой армии. Поводом для ареста и расстрела могло послужить невыполнение норм сдачи зер- на, которые оставляли без се- мян и еды самих хлеборобов

Число казаков в стране быстро уменьшалось. По статистическим данным, в 1926 г. на Дону оставалось не более 45–50% от дореволюционного казачества. В Уральс- ком войске – 10%, в других войсках – до 25%18. Были уничтожены практически все казаки старше 50 лет. Таким образом, казачество лишалось памяти и традиций.

В конце 1920-х – начале 1930-х годов казачеству Кубани (Краснодарский край) и Дона (Ростовская область) пришлось испытать на себе и такую репрессивную меру со стороны коммунистов, как занесение на «чёрные доски»: за невыполнение поставок хлеба или выполнение на 80-85% казачьи станицы заносились на «чёрные доски». Это означало: немедленное прекращение подвоза товаров, полное свёртывание государственной и корпоративной торговли, прекращение кредитования, проведение чистки государственного, партийного и колхозного аппарата от якобы враждебных (то есть якобы враждебно настроенных) элементов, арест всех подозреваемых в саботаже мероприятий партии и Советов в сельском хозяйстве. На Дону и Кубани комиссары составляли списки («черные доски») провинившихся станиц, жители которых – в назидание другим – должны были быть полностью уничтожены.

Станицу окружали каратели, отрезали от реки, чтобы жители не могли ловить рыбу. Изымали всё продовольствие и скот, расстреливали всё мужское население, молодых женщин угоняли в Сибирь на каторжные работы, а детей и стариков обрекали на медленную голодную смерть. Люди съедали кошек и собак, потом ели трупы умерших, потом умирали. И когда вся станица вымирала, каратели собирали трупы в повозки и закапывали в общие ямы.

По воспоминаниям современника, выселение казачьих станиц происходило так. Казачьи семьи «сгоняли к железнодорожным станциям, где стояли заранее поданные эшелоны из товарных вагонов без воды, печей, уборных. По 70–100 человек загоняли в вагоны, закрывали на замки и пломбировали. Окна в вагонах были забиты досками и сверху обтянуты колючей проволокой. Эшелоны мчали несчастных казаков в Сибирь, на Дальний Восток. В вагонах – холод, голод, плач детей и матерей, самоубийства, болезни и смерть. Оставшихся в живых выбросили в сибирском лесу и заставили строить бараки и землянки. Дети, женщины, старики без одежды и питания падали и умирали. Утром можно было видеть целыми семьями повесившихся на деревьях людей»19.

начало советизации казачества

Окончилась Гражданская война и утвердилась власть большевистской партии. Белогвардейские структуры «Всевеликого войска донского» частью распалась, частью обосновалась в эмиграции. За исключением небольшой группы красного казачества, казачество в целом ощущало себя проигравшим в схватке с коммунистами и чужими не только в новой систем власти, но и в России. «Несмотря на эту психологическую «прибитость», распылённость, значительные потери людского состава, казачество в глазах большевистских властей по-прежнему представляло угрозу для их функционирования. Исходя из классической политики «кнута и пряника», большевики стремились ускорить социальную дифференциацию донского населения, надеясь опереться на беднейшую часть казачества, молодёжь, красных казаков, противопоставив их остальным слоям казачества. Советизация замирённого Дона растянулась на многие годы»20.

Ситуация на Кубани несколько отличалась от событий на Дону. Когда красные войска заняли её территорию, мятежи здесь не имели шансов на успех. Кратковременные протесты и восстания здесь тоже были, но тяжёлый каток прокатился по Кубани – и постепенное успокоение Кубани позволило большевикам не использовать метод массовых репрессий21.

Беднейшая часть терского казачества приняла участие в борьбе за советскую власть против деникинцев, контрреволюционных казачьих и горских верхов. Но земельная проблема обострила отношения между казаками и горцами с середины 1920-х годов. В этот период резко увеличилось число самочинных захватов земельных участков, похищение скота у казаков. Началась настоящая бандитская война между горцами и казаками. «Противостояние приняло этнический характер. Окончательное решение проблемы установления мира в казачьих районах национальных республик Северного Кавказа стало возможным после ликвидации вооружённых горских бандформирований и массового разоружения населения этих республик»22. На апрельском Пленуме ЦК РКП(б) 1925 г. была принята резолюция партии по казачеству, с тем чтобы найти новые подходы к казачеству, перетащить на сторону Советов. Партия пошла в это время и на снятие запретов на участие казаков в выборах в Советы. Туда пришли многие казаки-хозяева.

положение российского казачества в эмиграции

По данным последних исследований российских историков, в рядах красных оказалось до 20% казаков, а в рядах белых – не менее 80% казаков23. По данным Лиги Наций, в начале 1920-х годов за границей проживало около 10 млн русских, численность казаков среди белоэмигрантов – приблизительно 80 тыс. человек24.

В эмиграции оказались казаки практически всех войск. Донцы, кубанцы, терцы и астраханцы в основном эмигрировали в европейские государства, а казаки Урала, Сибири, Забайкалья и других казачьих войск азиатской части России уходили на восток, преимущественно в Китай.


В условиях эмиграции казаки проявили свои лучшие свойства – такие, как взаимная поддержка, чувство локтя, способность выстоять в экстремальных условиях. В различных центрах казачьего расселения создавались и действовали ка- зачьи станицы и союзы, благотворительные и студенческие организации и объединения

Положение казаков-эмигрантов, находящихся в эмиграции в конце 1920–1930-х годов, было в правовом отношении лучше, чем положение казаков в СССР. Генерал-майор Оренбургского казачьего войска И.Г.Акулинин в 1928 году так оценивал положение казаков эмиграции: «Здесь они хотя и оторваны от родной почвы и терпят лишения, но зато свободны, насколько можно быть свободными и располагать собою в беженской обстановке. Во всяком случае, рука палачей из ГПУ над казаками не висит…»25.

Значительная часть белого казачества пос- ле поражения в Гражданской войне 1918- 1922 года оказалась неготовой к компромиссу и сотрудничеству с большевиками и предпочла эмигрировать из страны. Среди массы российских эмигрантов казаки занимали особое место. С одной стороны, они были частью военной эмиграции, многие из них входили в состав врангелевских воинских частей за границей: Донской корпус под командованием Ф. Абрамова, а позднее Русский Общевоинский Союз. Некоторые служили в Югославской пограничной страже, Французском Иностранном легионе, наёмниками в Китайской армии. С другой стороны, казаки-эмигранты нередко были и земледельцами, особенно в Чехословакии, Маньчжурии, Южной Америке, что сближало с крестьянской эмиграцией. Казаки-эмигранты расселялись также и в Австралии (в основном уральские и оренбургские казаки), и в Африке (Александрия и Алжир на севере Африки).

На фоне процессов расказачивания в советском государстве казаки-эмигранты стремились сохранить свои традиции, обычаи, культуру. Особенно это было характерно для донцов и кубанцев, которые на чужбине сохранили реликвии и регалии своих войск. Всемирную известность получили хоры донских и кубанских казаков, которые знакомили русскую диаспору и многих иностранцев со старинными казачьими песнями и духовным пением.

В условиях эмиграции казаки проявили свои лучшие свойства – такие, как взаимная поддержка, чувство локтя, способность выстоять в экстремальных условиях. В различных центрах казачьего расселения создавались и действовали казачьи станицы и союзы, благотворительные и студенческие организации и объединения.

Д.Д. Пеньковский, анализируя деятельность первых казачьих союзов и объединений за рубежом26, предлагает условно выделять три основные группы: первая – это союзы и объединения казаков, ставящие своей целью противоборство с большевиками; вторая – союзы и объединения казаков, оказывавшие социальную помощь в устройстве казаков-эмигрантов в стране пребывания; третья – союзы и объединения казаков, ставящие своей целью сохранение культурного и бытового наследия самобытного казачьего уклада. Основным вопросом в политической жизни казаков-эмигрантов было отношение к России, к СССР. И здесь наблюдались две тенденции. С одной стороны, все казачьи организации за границей, их лидеры и масса казачества были проникнуты идеологией белого движения и не принимали политический режим в СССР. С другой стороны, в 1920-е годы (в 1925–1926 гг.) наметился процесс возвращения части рядовых казаков-эмигрантов на родину. Это было вызвано материальными лишениями, бытовой неустроенностью, одиночеством, тоской по родным краям, по семье. Кроме того, во многих государственных документах СССР того времени признавалась и фиксировалась историческая самобытность казачества. Согласно постановлениям пленума ЦК ВКП(б) в апреле 1925 г., казачьи области начали получать от государства ссуды на восстановление сельского хозяйства. «В январе 1925 г. Президиумом ВЦИК РСФСР была объявлена амнистия в связи с созывом Первого краевого съезда Советов Северного Кавказа. Было заявлено, что все рядовые казаки, вернувшиеся из эмиграции до 1 февраля 1925 года, подлежат амнистии. В марте 1926 г. амнистировались все казаки, рабочие, крестьяне и другие трудящиеся, ушедшие в годы Гражданской войны за границу и добровольно возвратившиеся до Первого краевого съезда советов Дальнего Востока. Было принято решение об освобождении рядовых участников антисоветских выступлений»27. Но отношение к вернувшимся на деле оказалось насторожённым, их могли арестовать по подозрению в бандитизме или другом преступлении, часто лишали избирательных прав.

Возвращение казаков на Родину резко уменьшилось во второй половине 1920-х годов и особенно в 1930-е годы, когда происходили массовые репрессии казаков под флагом проведения сплошной коллективизации и большой террор во второй половине 1930-х годов.

К началу 1930-х гг. казаки-эмигранты жили в 18 странах мира. Общее количество – приблизительно 40 тыс. человек. Две трети составляли донские и кубанские казаки (более 10 тыс. чел.), Чехословакия (только членов Общеказачьего сельскохозяйственного союза около 3 тыс. человек), Югославия (более 10 тыс. человек), Болгария (от двух до шести тыс. человек)28. Деятельность казачьих организаций за рубежом по сохранению казачьей памяти во многом заключалась в собирании, хранении и публикации материалов по истории казачества.

С началом Второй мировой войны и особенно в годы Великой Отечественной войны в политических настроениях большинства представителей казачьей эмиграции произошли кардинальные изменения. Большинство казаков-эмигрантов при всём своём непримиримом отношении к советской власти сочувственно отнеслись к судьбе народов России. Волна российского патриотизма охватила все казачьи войсковые союзы и объединения в эмиграции. Казаки-эмигранты в Европе в годы Второй мировой войны оказались по разные стороны баррикад борьбы с фашизмом. Так, многие казаки участвовали в деятельности Движения Сопротивления в Югославии, воевали в партизанской армии И.Б. Тито.


В годы Великой Отечественной войны в политических на- строениях большинства представителей казачьей эмиграции произошли кардинальные изменения. Большинство казаков-эмигрантов при всём своём непримиримом отношении к советской власти сочувственно отнеслись к судьбе народов России. Волна российского па- триотизма охватила все казачьи войсковые союзы и объе- динения в эмиграции

После разгрома фашизма очаги эмиграции первой волны ещё продолжали существовать на территории Европы, но её лидеры в своей деятельности уже не были направлены на попытки отстаивания какого-либо широкомасштабного присутствия казачьих интересов в общеевропейской политики. Поколение первой волны старело и утрачивало общественную и политическую активность. Постепенно вектор казачьей жизни переместился из Европы в США, где в 1947 г. был образован общеказачий центр, объединивший десятки эмигрантских организаций. Центр издавал Общеказачий журнал, организовал помощь казакам Европы и Америки с адресным столом и общежитиями, создал фермерский посёлок «Новая Кубань». В Центре работали отделы семинаров и дискуссий, библиотеки и архивы, кооперации страхования и кладбищ»29.

Постепенно акценты в деятельности смещаются в сторону осмысления событий прошедших лет, создания архивов. Важными хранителями памяти русского зарубежья стали музеи. Таким образом, казачья эмиграция, пережившая несколько волн переселения, во многом утратила свои политические позиции.

казачество в годы коллективизации

Настоящая трагедия постигла казаков в годы коллективизации. Коллективизацию на территории бывшей казачьей области – на Дону, Кубани и в Сибири – проводили в быстром темпе, применяя принуждение и репрессии. Как только большая часть населения казачьих областей на Дону и Кубани была записана в колхозы, у колхозов забирали весь хлеб. Казаков вновь расстреливали, репрессировали, высылали теперь уже как кулаков. Их выселяли из куреней зимой, отнимали продукты, одежду. Тысячи беззащитных людей погибли по дороге в лагеря. В 20-е–30-е годы в годы коллективизации почти 500 тыс. семей (1 803 394 человека) были раскулачены и высланы в отдалённые места России из разных казачьих земель. Восставать было уже некому, не было ни оружия, ни вождей.

После начала коллективизации казачество раскололось на несколько групп, большинство из которых высказывало нейтральное или негативное отношение к начавшимся процессам. «Форсированная коллективизация и принудительные хлебозаготовки, приведшие к голоду, ещё более против казаков. Десятки тысяч казачьих семей, высланных в северные района страны, были обречены на вымирание. В меньшей мере этот процесс затронул казачество восточных районов страны, хотя и там было немало казаков, которым власть не забыла их участие в Белом движении»30.

Репрессии против казачества резко усилились под предлогом подавления сопротивления кулацких элементов. Подлежали ликвидации не только зажиточные крестьяне и казаки, но и все бывшие белогвардейцы, повстанцы, казаки-репатрианты, то есть наиболее активная часть казачества.

Естественно, что насильственно выселяемые «раскулаченные» казаки пытались сопротивляться, тем более что умели обращаться с оружием. В 1929 г. в Северо-Кавказском крае было зарегистрировано 335 террористических актов, раскрыто и ликвидировано 370 антиправительственных группировок с числом участников 3776 человек31.

Потомки войскового казачества, несмотря на репрессии и всеобщую социальную унификацию, сохраняли определённые черты традиционной культуры и быта. «Потенциал этой группы населения использовался при создании казачьих территориально-милиционных (Северный Кавказ, 1923–1939) и регулярных (конные пластунские дивизии, 1936–1956) формирований. Опыт системы казачьих поселений был использован и при организации военных колхозов при Дальневосточной границе с Китаем (существовали до начала 1960-х годов). Как и всё крестьянство страны, казачество подверглось насильственной коллективизации»32.


Потомки войскового казачества, несмотря на репрессии и всеобщую социальную унификацию, сохраняли определённые черты традиционной культуры и быта. Потенциал этой группы населения использовался при создании казачьих территориально-милиционных и регулярных формирований. Опыт системы казачьих поселений был использован и при организации военных колхозов при границе с Китаем

По мнению А.П.Скорика, «… казаки не выступали единым фронтом ни «за», ни «против» коллективизации, что объяснялось социальной неоднородностью казачьих сообществ, репрессиями и агитационно-пропагандистскими мерами… В составе казачества наличест- ствовали относительно немногочисленные полярные группы убеждённых противников и сторонников советского устройства (в том числе и колхозной системы). Но основная масса казаков вынужденно поддержала колхозы, постепенно смирившись с ни- ми»33. Весь довоенный период советская власть неуклонно проводила курс на расказачивание коренного населения Дона и Кубани, частично – Терека. «Сущность этой политики сводилась к ликвидации характерных черт, особенностей, свойств, признаков казачества как полувоенного сословия, слоя зажиточных земледельцев и частично обособленного субэтноса.

Основными путями достижения этих целей являлись: 1) террористическое преследование последовательных носителей этих ка- честв, находящихся в прямой или косвенной оппозиции политическому режиму; 2) стимуляция расслоения и раскола казачьих масс по социально-классовому признаку; 3) ограничение развития казачества как самоценной социально-этнографической общности; 4) стимуляция её ассимиляции в крестьянской среде»34. К середине 1930-х годов наиболее активная часть казачества была либо репрессирована, либо нейтрали- зована. Казачество перестало существовать как самостоятельная политическая сила и стало составной частью колхозного крестьянства. «Территориальный геноцид» казаков со стороны власти проявился и в том, произвольно изменились границы области войска Уральского: область была передана формирующейся Казахской АССР. В 1936 году была образована Казахская ССР в нынешних её границах. На этот раз в состав республики было включено и население Семиреченского казачьего войска с центром в Верном (Алма-Ата). В Казахскую АССР вошли все части Уральского, Оренбургского, Сибирского казачьих войск со всеми селениями35.

«Когда в мире запахло военной грозой, то советское руководство не могло не вспомнить о казаках – прирождённых воинах, традиционно готовых служить в интересах России»36. Приближение войны с Германией заставило И.Сталина повернуться лицом к русской нации. Составной частью этого нового курса стал и пересмотр отношения к казакам.

В 1936 г. процесс советизации казачества практически закончился и началась государственная кампания «лицом к казачеству. Власть объявила о возрождении социалистического колхозного казачества. В феврале 1936 г. официально стартовала кампания «За советское казачество», которая была ориентирована на использование военно-патриотического и экономического потенциала казачества в колхозном строительстве и укреплении обороноспособности государства, но не на восстановление казачьих сообществ в их традиционном виде.

Расстрелы во имя торжества нового режима, от которого 80 лет спустя пришлось отказаться, притеснения, принудительные переселения, рабский труд в аграрной сфере, признание кулаками, а затем фактическое забвение – таков удел казачества на обширных пространствах страны.

К концу 1930-х годов от казачества оставалось не более десятой части37.

казачество в годы второй мировой войны

В годы Второй мировой войны, включая Великую Отечественную войну, исключительно казачьих по своему составу воинских формирований в 1941–1945 гг. не существовало. Большая часть казачества влилась в состав Красной Армии. Казаки воевали в мотострелковых, танковых, артиллерийских и других соединений, но особенно отличились в кавалерийских частях Красной Армии. Казачьи кавалерийские дивизии и корпуса принимали активное участие в приграничных сражениях, битвах за Москву, Сталинград, в обороне Ленинграда, а затем в освобождении территории страны, а также Венгрии, Польши, Чехословакии, Румынии от фашистских войск.


Летом 1941 г. было принято решение об увеличении числа кавдивизий: в июле-августе сформировали 48 дивизий так называемого «лёгкого типа», к концу 1941 г. – около 100. 33 из них – в Северо-Кавказском военном округе из казаков Дона, Кубани и Терека. Более 10 кавдивизий было укомплектовано уральскими и оренбургскими казаками. Сибирские, забайкальские, амурские и ус- сурийские казаки участвовали в формировании 7 кавдивизий

До войны в регионах создавались территориальные кавалерийские формирования, в которых казаки составляли от 60 до 85% личного состава38. Создание таких формирований стало возможным после принятия ЦИК СССР Постановления от 20 апреля 1936 г. «О снятии с казачества ограничений по службе в РККА»: произошла отмена для казачества всех ранее существовавших ограничений в отношении службы в рядах Рабоче-крестьянской Армии (кроме лишённых по суду). Приказом от 23 апреля 1936 г. было объявлено о создании кадровых и территориальных казачьих дивизий и корпусов39. Организация кавалерийских частей получила особую поддержку в казачьих районах страны, поскольку отражала традиционное пристрастие казаков именно к этому виду военной службы. При этом многие кавалерийские формирования возникали на основе частей, сформированных в годы Гражданской войны. Однако в полном объёме развёртывать кавалерию пришлось в ходе боевых действий, так как к началу войны этот род вооружённых сил военные теоретики считали неперспективным, поэтому большинство частей было расформировано. К июню 1941 г. в Красной Армии насчитывалось 13 кавалерийских дивизий, часть из которых разместилась в Дальневосточном военном округе40. Летом 1941 г. было принято решение об увеличении числа кавалерийских дивизий в армии: в июле–августе сформировали 48 дивизий так называемого «лёгкого типа», к концу 1941 г. – около 10041. 33 из них – в Северо-Кавказском военном округе из казаков Дона, Кубани и Терека. Более 10 кавдивизий было укомплектовано уральскими и оренбургскими казаками. Сибирские, забайкальские, амурские и уссурийские казаки участвовали в формировании семи кавалерийских дивизий. В битве под Москвой принимало участие 32 кавдивизии, из них 18 были сформированы в казачьих регионах.

«Сибирские, енисейские, иркутские казаки включались в кавалерийские части Сибири. Семь дивизий – в Забайкалье и на Дальнем Востоке из забайкальских, амурских и уссурийских казаков. Забайкальские каза- ки входили также в состав 51-й кавалерийской дивизии, которая находилась в Читинской области. Летом 1943 г. часть была направлена на Центральный фронт для по- полнения 19-го кавалерийского корпуса.

Амурские, уссурийские и забайкальские казаки воевали в составе 7-й и 8-й Дальневосточных кавалерийских дивизий. 8-я Дальневосточная кавалерийская дивизия, сформированная в 1932 г. на базе 9-й Дальневосточной бригады, была одной из старейших в Красной Армии. Вошедшие в неё части имели славные боевые традиции. Так, 115-й кавалерийский полк был организован ещё в 1919 г. из забайкальских казаков. Полк принимал активное участие в боях за КВЖД. В боевых действиях за КВЖД принимал участие и 49-й кавалерийский полк этой дивизии.

Судьба многих кавалерийских формирований в период войны оказалась весьма сложной. Кавалерийские части, создаваемые для увеличения подвижности и манёвренности стрелковых и танковых соединений, в начальный период войны использовались в качестве самостоятельных боевых единиц, хотя коннице трудно противостоять танковым атакам врага. Кавалерия несла огромные потери»42.

Весной и летом 1942 г. произошло сокращение кавалерийских соединений и корпусов, 15 дивизий были расформированы. Находившиеся в резерве соединения направлялись для пополнения действующей армии43.

К 1944 г. все кавалерийские формирования были сведены в восемь кавалерийских корпусов. В мае 1944 г. Ставка издала специальный приказ, в котором регламентировался порядок использования кавалерийских соединений. Кавалерийские корпуса должны были применяться для удара по тылам противника, во всех случаях усиливаться тан-ковыми, механизированными соединениями и прикрываться с воздуха авиацией44.

Казачьи воинские формирования активно сражались против фашистских войск за советскую Родину. Но история казачества имеет и теневую сторону. Часть казаков увидела в Гитлере таран для сокрушения советской власти. Из казаков-эмигрантов и пленных формировались казачьи части, сражавшиеся на стороне Германии. 11 тыс. человек во главе с двадцатью казачьими военачальниками оказались в стане немцев в годы войны.

Проблема коллаборационизма – участия казаков в составе вермахта и войск СС против СССР – была поднята в середине 1990-х годов. Эта тема очень болезненна для казачества, так как оно всегда считало себя верным стражем границ России. Поэтому участие казаков в стане врагов – мучительный и даже неприемлемый факт для большинства казаков, проживающих в современной России.

Что толкнуло казаков-эмигрантов на служение Германии, в боях с которой эти же казаки и участвовали в Первой мировой войне? Ненависть к большевикам и советской власти, которая стала виновником гибели родных, друзей, причиной изгнания на чужбину. Потому многие отнеслись с пониманием и поддержкой к лозунгу А.Г. Шкуро: «Хоть с чёртом против большевиков». С середины 1930-х годов было создано несколько казачьих организаций, поддерживающих связь с фашистами: «Казачий национальный центр» во главе с В.Г. Глазковым, Общеказачье объединение во главе с генерал-лейтенантом Донского казачьего войска Е.И. Балабиным. Бывший донской атаман, генерал П.Н. Краснов стал консультантом правительства рейха по казачьим вопросам.

Многие из казаков-эмигрантов перешли к фашистам в результате пропаганды, использовавшей желание казаков вернуться на родину. Им давалось ложное обещание того, что если казаки примут участие в освобождении России от «московского жидо-масонского ига», то им позволят создать самостоятельное казацкое государство – Казакию. Эта иллюзия была подкреплена идеологической фальсификацией – по заданию руководства рейха «Институт фон Континенталь Форшуг» (государственное учреждение, занимавшееся изучением истории народов Европы) разработал теорию расового происхождения казаков от остготов, что причисляло их к потомкам арийской расы. Её поддержал П.Н.Краснов, а позднее, с нападением Германии на СССР, используя свой авторитет среди эмигрантов, призвал казачество перейти на её сторону45. Сколько казаков перешло на сторону фашистов? Сегодня не существует общепринятых данных, часто указываются сведения в 55–60 тыс. человек, которые вошли в состав не только кавалерийских, но и танковых и авиационных подразделений.