россия xix-xx веков

Всего в Российской Империи существовало двенадцать казачьих областей, восемь из которых были созданы искусственно в целях государственной обороны, защиты государственных границ, из охотников и служилых людей. Четыре области сложились сами собой, исторически, без вмешательства государственной власти: область донских казаков; область гребенских, или терских, казаков; область яицких, или уральских казаков1; область днепровских казаков2.

Итак, двенадцать казачьих областей составили двенадцать казачьих войск: Донское, Уральское, Кубанское, Терское, Оренбургское, Астраханское, Сибирское, Семиреченское, Забайкальское, Енисейское, Амурское, Уссурийское.

До начала XVIII века казачьи области управлялись атаманами, которых выбирали казаки на один год. Несмотря на то, что слово «атаман» переводится с древнетюркского языка как «отец мужчин»3, изначально атаманы казаков России являлись послушными исполнителями решений «Войскового Круга» на Дону и «Рады» в Запорожье.

Началом упразднения выборного атаманства послужило Булавинское восстание 1707-1709 годов. В это время царь Петр I назначил по своему усмотрению атамана на войско Донское. С этого времени казаки должны были представить имена трех кандидатов на утверждение Императора, который единолично выбирал одного.

Император Николай Павлович изменил этот порядок, видимо, для того чтобы привязать казачество к царствующей династии. В 1827 году в систему высших должностных лиц Российской Империи была введена должность атамана всех казачьих войск. Занимать ее могли только цесаревичи – наследники престола и только до своего венчания на царство. На местах появились его представители – «наказные атаманы». Наказные атаманы назначались властью из людей неказачьего происхождения. Такие представители в свою очередь назначали окружных атаманов из числа казачьего сословия. Принцип выборности сохранился только для станичных и хуторских атаманов. Последние руководили повседневной жизнью станичных и хуторских поселений.

С 1838 года деятельность наказных атаманов была подотчетна Военной коллегии, а после ее упразднения – Военному министерству, которое стало назначать окружных атаманов. Таким образом, казачьи войска с этого времени начали представлять собой иррегулярную военную силу России. Александр Николаевич (впоследствии Александр II) стал первым атаманом всех казачьих войск Российской Империи. Последним был цесаревич Алексей (сын последнего императора России Николая II), расстрелянный 17 июля 1918 года.

В мае 1835 года император Николай I утвердил «Положение об управлении Войском Донским». Именно оно потом легло в основу «Положений», написанных для других войск.


Казаки занимали заметное место в императорской гвардии. Так, от Донского войска формировались два полка: лейбгвардия казачий «имени его императорского величия» и лейбгвардия атаманский «его императорского высочества наследника цесаревича». Кавказские казаки входили в охрану царской семьи, в так называемую сотню лейбгвардии «собственного его императорского величества конвоя»

В феврале 1848 г. Николай I утвердил решение Государственного совета «О правах на дворянство лиц казачьих иррегулярных войск». Так, например, согласно этому документу в шести казачьих войсках – Донском, Уральском, Черноморском, Астраханском, Оренбургском и Кавказском – производимые в чин хорунжего получали личное дворянство. В остальных казачьих объединениях на это имели право только «по достижении чина заурядесаула».

В июне 1854 г. Николай I утвердил доклад «Об отмене в казачьих войсках, исключая Донского, наказания плетьми через палачей и наложением клейм, и о замене сего наказания шпицрутенами». Такая подробная регламентация наказаний казаков свидетельствовала об укреплении военных по- рядков, ужесточении дисциплинарного режима. Дальнейшие реформы 60-70-х годов XIX века также вели к усилению государственной зависимости казачества. Так, например, в январе 1875 г. был принят «Устав о воинской повинности Донского казачьего войска», позднее этот устав распространили на остальные войска казаков. Согласно этому документу все мужское население Донского казачьего войска «без различия состояния» подлежат воинской повинности. Только священнослужители освобождались от нее. Однако надо отметить, что льготы по службе все-таки оставались. Так, например, казаки могли не служить по семейным обстоятельствам. Служили казаки сначала 20, потом 18 лет. Из них 3, а позднее только 1 год в приготовительном разряде. За это время казак готовил себе все необходимое для службы – лошадь, обмундирование, снаряжение. Затем 12 лет он служил в строевом разряде: сначала в первоочередных частях, затем в частях второй и третьей очереди. После этого казак переходил в запасной разряд сроком на 5 лет. Далее, до конца жизни он переводился в ополчение. Служить казаки должны были с собственным снаряжением и на своих лошадях. Однако царская казна обеспечивала строевую и боевую службу казачьих частей и полностью содержала казачий генеральско-офицерский корпус.

Казаки занимали заметное место в императорской гвардии. Так, от Донского войска формировались два полка: лейб-гвардия казачий «имени его императорского величия» и лейб-гвардия атаманский «его императорского высочества наследника цесаревича». Кавказские казаки входили в охрану царской семьи, в так называемую сотню лейб-гвардии «собственного его императорского величества конвоя». Интересно, что в конвой призывали казаков только на один срок в четыре года, что исключало проникновение нежелательных настроений. Отбор казаков осуществлялся специальными людьми на протяжении целого года.

В 90-х годах XIX века на государственно уровне было решено привести в порядок кодификации казачьих законов. Было назначена комиссия, которая должна была обеспечить нормативным материалом все казачьи войска. Так, в 1897 году был опубликован «Устав о военной обязанности» в четвертом томе Свода законов. Военные законы, касающиеся казаков, были закончены только в 1908 году и были размещены в девятом и десятом томах.

Таким образом, в начале XX века казачество заняло свое место в системе правового регулирования Российской Империи. Включив казаков в структуру государства, власть обязала охранять границы российских земель.

Помимо этого казаки выполняли охранительные функции в рамках внутренней службы. Например, они обеспечивали безопасность царским чиновникам, конвоировали осужденных, охраняли остроги, почтовые станции, рыбные заводы.

В июне 1891 г. император Александр III утвердил «Положение об общественном управлении станиц казачьих войск». Данный документ закреплял оседлость казаков, регламентировал отношения внутри казачьей общины, наделял большей властью станичное правление и атамана.

Таким образом, российская власть стремилась унифицировать административное устройство казачьих областей. Постепенно казаки подчинялись государственной власти в качестве иррегулярного войска.


К началу XX века стал постепенно вырисовываться новый тип казака – «оцивилизованного», который отличался от предшествовавшего образа – «обрусевшего», имевшего мес- то в конце XVII-XVIII вв. В пе- риод расцвета имперской политики России казачество тран- сформировалось в сословную структуру, и к началу XX века сформировался уникальный феномен – социосубэтническая общность, соединившая черты военно-сословной организации и субэтнические качества

К началу XX века начинается внутреннее расслоение среди казачества. После отречения от престола царя Николая II Временное правительство разрешило перевыборы станичной администрации. После этого была образована междуведомственная комиссия ка- зачьего отдела, которая начала составлять проекты самоуправления казачьих областей. В июле такие проекты были рассмотрены для Донского и Кубанского казачьих областей.

Политическая история российского казачества в XX веке была наполнена катастрофическими событиями и отличалась смысловым многообразием и неоднозначностью. Казачество прошло ряд этапов своей эволюции, у каждого из которых свои особенности и тенденции: расказачивание, попытки советской власти создать «советское казачество», растворение казачества в со- циокультурном пространстве. В конце XX века казачество подошло к этапу своего возрождения.

Самый сложный период в истории казачества – первая половина XX века: политические и социально-экономические «взрывы» насильственно переформировали заметное сословие казаков Российской империи в крестьянскую часть страны Советов, при этом значительная часть казачества была физически уничтожена или изгнана на территории зарубежных стран.

До революционных катаклизмов, происходила капитализация страны, традиционное общество постепенно исчезало как тип социальной организации, но сохранялось в народной памяти в виде культурного архетипа. К началу XX века стал постепенно вырисовываться новый тип казака – «оцивилизованного», который отличался от предшествовавшего образа – «обрусевшего», имевшего место в конце XVII-XVIII вв. В период расцвета имперской политики России казачество трансформировалось в сословную структуру, и к началу XX века сформировался уникальный феномен – социосубэтническая общность, соединившая черты военно-сословной организации и субэтнические качества.

В этот же период казаки участвуют в многочисленных войнах и военных конфликтах, в том числе мировых войнах. При этом в начале XX века и в годы Первой мировой войны казачество – составная часть российских вооружённых сил, и было оно единым и сплочённым. А после революции 1917 года происходит социально-политическое размежевание казачества (в том числе и в военной сфере). В Гражданскую войну 1918-1922 гг. это выявилось однозначно, а затем и закрепилось: размежевание происходило во всех внутренних и внешних столкновениях и конфликтах, включая Вторую мировую войну, когда по обе стороны фронта находились те казаки, которые защищали советскую Родину, и те, кто надеялся возродить прежнюю Россию и прежнее казачье сословие.

Российское казачество в период революций 1917 г.
и Гражданской войны 1918-1922 гг.

Неспособность царского правительства эффективно управлять страной, безуспешное ведение войны и нежелание заключить мир вызывало недовольство среди казаков – в первую очередь фронтовиков. Затем рухнул вековой политический уклад монархии и начались масштабные изменения в общественной жизни страны – всё это оказалось совершенно неожиданным для всех казаков – и тех, кто воевал на фронтах Первой мировой войны, и тех, кто жил в станицах.

В период развала русской армии в 1917 г., вызванного действиями Временного правительства и Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, казачьи части, спаянные товарищеским братством, оказались меньше подверженными анархии и дезорганизации. Дезертирство, которое охватило всю армию, почти не затронуло казачьи части4. К 1917 году общая численность казачьего населения составляла 4498 тыс. человек5. Казачество составляло активную военно-стратегическую силу Российской империи и являлось самой надёжной опорой царской власти во всех казачьих регионах страны. После падения монархии в результате февральской революции 1917 года казаки оказались перед альтернативным выбором: либо демократическое развитие, либо радикальный вариант развития ситуации. В конкретных исторических условиях 1917 года в противоборстве демократии и радикализма демократия имела гораздо меньше шансов на победу: в условиях ведения страной кровопролитной многолетней войны и кризиса доверия к власти, с падением монархии усилились не демократические настроения, а анархические. Тех, кто был у власти в результате февральских событий 1917 г., никто (кроме узкого слоя либеральной интеллигенции и буржуазных слоёв) всерьёз не воспринимал. В казачьих частях на фронте и в тылу не произошло какого-либо противодействия переменам и даже осуждения происходящего.


В период развала русской ар- мии в 1917 г., вызванного действиями Временного правительства и Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, казачьи части, спаянные товарищеским братством, оказались меньше под- верженными анархии и дезорганизации. Дезертирство, охватившее всю армию, почти не затронуло казачьи части

Весной и летом 1917 года политизация казачьей среды нарастала. Но основная масса казаков-фронтовиков не имела чёткой, ясно очерченной политической ориентации. Февраль- скую революцию 1917 года на территориях казачьих войск встретили спокойно, её влияние на жизнь станиц, посёлков и хуторов было относительным и выразилось скорее во внешних формах: из казарм и государственных учреждений исчезли портреты бывшего царя Николая II. Появившейся свободой воспользовалась, например, уральские казаки: Уральское казачье войс- ко вновь стало называться Яицким. Они восстановили своё прежнее наименование, которое было запрещено Екатериной II после подавления восстания Емельяна Пугачёва. Однако новое-старое название не прижилось, и казаки по-прежнему называли себя уральскими.

Четыре года не очень удачной войны, падение монархии, развал фронтов, некоторый хаос в тылу (при этом тылом фактически была вся Россия), мощная антивоенная агитация – всё это привело к нежеланию воевать, а затем и к проявлению крайнего радикализма во взглядах. Казачество в условиях революционного кризиса 1917 года пережило эволюцию от полной поддержки монархической власти (царская власть была для казачества источником особых льгот и сословных привилегий) до вызревания идеи создания суверенных казачьих государств на Дону, Кубани и в Сибири.

В результате победы октябрьской революции в Петрограде началась новая эпоха – эпоха становления советской власти и строительства социализма. II Всероссийский съезд Советов 26 октября 1917 г. опубликовал обращение к казакам, которое заканчивалось словами: «Да здравствует союз казаков с солдатами, рабочими и крестьянами всей России!». Приход к власти большевиков размежевал казачество.

Когда установилась власть Советов после победы большевиков в октябре (ноябре) 1917 г., казаки в большинстве своём не знали, что им ждать от новой власти. Поскольку активного сопротивления со стороны казачества не было, то можно сделать вывод: они надеялись на улучшения. Приказ №1 Петроградского совета вводил демократические порядки в армии – в казачьих частях приказ выполнялся неукоснительно. В них, как и во всей армии, были созданы комитеты, которые поначалу выполняли хозяйственные функции. Но затем ситуация изменилась. В казачьих частях дисциплина и порядок были гораздо выше, чем в целом по армии. Казачьи офицеры, воспитанные в духе безоговорочного выполнения приказов, не выступали открыто против введения демократических порядков в войсках, хотя и понимали вред и опасность предложенных приказом номер 1 принципов взаимоотношений солдат и командиров: общее снижение дисциплины при таких порядках неизбежно приведёт к падению боеспособности. Недовольство не выплескивалось наружу, ведь офицерский состав оказался в состоянии растерянности и неуверенности в своём будущем в новых политических реалиях.

Если рабочие и беднейшие крестьяне поддержали действия большевиков в период «красногвардейской атаки на капитал», то для казачества это было невозможно: декрет о ликвидации сословий в России имел в виду ликвидацию сословных привилегий казачества.

Это был один из первых декретов советской власти – «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» от 10 ноября 1917 г., по которому юридически упразднялся статус казачества как особого сословия, и в течение последующих пяти лет казачьи войска прекратили своё существование. Происходило естественное слияние с другими сословиями. И на Кубани, и на Дону, и на Урале, и в других казачьих областях советское строительство проходило в форме стирания сословных границ между казачеством и крестьянством.

Именно это обстоятельство ставило казаков в оппозицию большевистскому режиму. Отсутствие единого российского правительства в условиях начавшейся Гражданской войны было использовано казачьей верхушкой для активной пропаганды сепаратистских идей, особенно на Юге России.

С целью организации советской власти в казачьих регионах при Всероссийском центральном исполнительном комитете (ВЦИК) был создан Казачий отдел, который должен был разрабатывать проекты законоположений в отношении казачества. В частности, по предложению Казачьего отдела 10 декабря 1917 года советское правительство отменило принятую в казачьих войсках воинскую повинность и объявило свободу передвижения казачества.

На первом этапе Гражданской войны рядовое казачество высказалось за поддержку Советов. Более того, Съезд фронтового казачества, проходивший в начале 1918 г., принял самое активное участие в разгоне I Добровольческой армии. М.В.Алексеев, один из её организаторов, писал: «Идеи большевизма нашли приверженцев среди широкой массы казаков»6. Затем большинство казаков стали под знамёна Белого движения, меньшая часть поддержала советскую власть.

Летом 1918 г. на территории всех казачьих войск восточного региона страны белые одержали победу. К зиме 1918–1919 гг. пожар Гражданской войны разгорелся и охватил практически все казачьи регионы. Казаки оказывали ожесточённое сопротивление Советам. Но так было не везде. Например, в Оренбургской области казачество в 1919 году перешло на сторону советской власти.

«Формирование на Юге России Добровольческой белой армии положило начало новому этапу в развитии казачьего сепаратизма. Идея предоставления независимости Кубани и Дону и создание на их территории казачьего государства не могло быть поддержано идеологами, политиками и военными лидерами белого движения, выступавшего с идеей единой и неделимой России. В этом была главная пружина внутреннего конфликта Деникина и Кубанской Рады. Однако Деникин, а затем Врангель выступили за предоставление казакам автономии в рамках единого Российского государства и сохранение целого ряда традиционных казачьих привилегий. Это обстоятельство делало белых и казаков временными союзниками в борьбе за свержение большевистской власти. В то же время казачество, не представлявшее собой и прежде однородного целого, переживало в эти годы усиление имущественной и политической дифференциации»7.

Расслоение казачества пытались использовать в своих целях большевики, В своих обращениях прямо призывали «трудящихся казаков» вливаться в Красную Армию под знамёна «великой социальной революции» для борьбы с угнетателями – в их числе называлась и казачья верхушка. Отстаивание казачеством своих позиций на Дону, Кубани, Тереке привело к ещё большему обострению отношений между казаками и местным населением. Противоречия обострились к весне 1918 г., когда начался фактический передел земли.

Циркулярное письмо об отношении к казакам от 24 января 1919 г. фактически санкционировало уничтожение казачества на местах. Эта директива распространялась на все казачьи земли. Отряды красноармейцев выселяли и расстреливали целые станицы, а затем убийцы занимали опустевшие курени. 27 февраля 1919 г. Советам Уральской области была разослана инструкция, согласно которой8:

  1. Все оставшиеся в рядах казачьей армии после 1 марта объявляются вне закона и подлежат беспощадному преследованию.
  2. Все перебежчики, перешедшие на сторону Красной Армии, подлежат безусловному аресту. ЧК предписывается строжайшим образом расследовать обстоятельства перехода.
  3. Все семьи оставшейся белоказачьей армии после 1 марта объявляются арестованными и заложниками.
  4. Объявленные заложниками поступают на учёт местного совета.
  5. В случае самостоятельного ухода одной из семей, объявленных заложниками, подлежат расстрелу все семьи, состоящие на учёте данного совета…
  6. Все сражавшиеся против Красной Армии с оружием в руках и перебежчики, перешедшие после 1 марта и освобождённые, лишаются права голоса и находятся на положении деревенской буржуазии.

Проведение в жизнь подобных инструкций вызывало, как и на Дону, не успокоение казачества, а мятежи. После выяснения негативных последствий таких инструкций, особенно после поражения Южного фронта, вследствие Вешенского восстания на Дону ЦК разослал на места за подписью Сталина решение об отмене действия январской директивы 1919 г. И тем не менее казаки выступили против советской власти. На Урале вновь развернулась вооружённая борьба, сопровождавшаяся, как и на Дону, террором. Жестокость и упорство казаков в борьбе с большевизмом, видимо, объяснялись тем, размышляет С.А.Кислицын, что «в отличие от казаков других областей, уральское казачество… владело целым рядом привилегий: рыболовных, земельных, пастбищных и т.д. По мнению представителя новой власти, политика казачьего отдела ВЦИК, направленная на осуществление поблажек казакам вредна, так как нужно полное подавление путём всеобщего социального расказачивания, лишения всех льгот и привилегий, преследование контрреволюционеров и их семей, казачьего кулачества. До окончания ликвидации фронта всех боеспособных мужчин-казаков надо держать в концентрационных лагерях. Поэтому не было случайным и перерастание террористического расказачивания в ряде эпизодов в своеобразный «казакоцид». Следует признать, что большевики в отдельных случаях переступали грань между классовым террором и антиказачьим геноцидом. Такова правда истории»9.

Постановлением ВЦИК и СНК «О землепользовании и землеустройстве бывших казачьих областей» от 18 ноября 1920 г. был положен конец казачеству как особому сословию.

Аграрная политика советского руководства натолкнулась на жёсткое сопротивление со стороны значительной части казачества. К активным действиям против большевиков натолкнули продотряды, которые практически безвозмездно изымали «излишки» продовольствия.

Земельный вопрос остро стоял во всех казачьих регионах России на протяжении всего революционного периода 1917 г. и Гражданской войны 1918–1922 гг. Советский историк И.И.Ульянов отмечал: «…Казакам принадлежит очень важное место среди земледельческого населения нашей страны. Поэтому вопрос о казачестве являлся одним из больших вопросов советской политики в деревне»10.

В вопросе о земле столкнулись интересы казаков и иногородних. Так, на Северном Кавказе происходило отнятие земель у казаков и передача их горцам «за поддержку и верное служение Советам». Советская власть стремилась наделить безземельных крестьян за счёт казачества. Естественно, это вызывало противодействие со стороны казаков. Но не только это возмущало казачество и подняло его на борьбу с советской властью. Казаков обвиняли в монархизме, поскольку после февральской революции они сохраняли все органы казачьей военной и административно-хозяйственной организации. Возмущала политика расказачивания, когда запрещалось слово «казак», а области были переименованы в губернии, станицы – в сёла. Запрещено было ношение лампас и тому подобные бытовые мелочи. Частым стало применение таких методов, как депортация казаков, сжигание станиц, отбирание принадлежащих казакам земель и личного имущества.


Советская власть отождествлялась у казаков с правлением чрезвычайных комиссий, стремившихся уничтожить казачество как сословие – лишить его не только привилегий и зе- мли, но и самой жизни. Советская власть строила в стране социализм, но социализм и ка- зачий вековой уклад жизни не- совместимы

Так, станицы Калиновская, Ермоловская, Заканюртовская, Самашкинская, Михайловская отдавались на разграбление. Мужскому населению от 18 до 50 лет было предписано погрузиться в эшелоны и под конвоем отправиться на Север для принудительных работ. Старикам, женщинам и детям было разрешено переселиться в хутора и станицы на Север. В итоге на земли, принадлежавшие ранее казачьим станицам, переселились 20 тыс. чеченцев и 98 тыс. десятин земли перешли в их распоряжение11. Происходили расстрелы «стариков» и офицеров, репрессии против богатых казаков. Эта политика советской власти настроила против себя казаков, и казачество стало активно проявлять недовольство.

Советская власть отождествлялась у казаков с правлением чрезвычайных комиссий, стремившихся уничтожить казачество как сословие – лишить его не только привилегий и земли, но и самой жизни. Советская власть строила в стране социализм, но социализм и казачий вековой уклад жизни несовместимы.

Позиция советской власти по отношению к казакам менялась на протяжении Гражданской войны и в 1920–1930-е годы. Этому имеется объяснение: в советском руководстве были и сторонники, и противники репрессий против казачества. Точно так же и среда казаков не была однородной в своём негативном отношении к новой власти. К началу 1919 года в высшем большевистском руководстве победила жёсткая линия в отношении казачества. С 1920 г. основными вопросами взаимодействия между государством и казачеством были вопросы о земле. Советская власть провела ликвидацию сословных ограничений в землепользовании и передачу земли безземельным и малоземельным казакам и крестьянам.

«В борьбе с казачеством большевики использовали силы и возможности крестьянства, применяя метод «разделяй и властвуй». Массовое крестьянское переселение в казачьи земли неизбежно вело к тому, что борьба Красной Армии против казаков опиралась теперь на переселенцев. Политика натравливании на казаков крестьян и горцев давала часто больший результат, чем действия Красной Армии.

Обращения казаков с просьбой о возвращении на прежние места проживания не приносили положительного результата. Земли закреплялись за Чеченскими и Ингушскими округами. По данным С.К.Ильина, начиная с 1918 г. были разорены чеченцами и ингушами и выселены 11 станиц, имевших в общем 6661 двор с надворными постройками, обсаженными усадьбами, садами и посевами на полях. Вселилось же за это время 750 хозяйств чеченцев и ингушей12.

Отрыв от земли, утрату традиций, трудности адаптации в новых местах проживания, подневольный труд и жестокую расправу – вот что несло казачеству принудительное переселение. Тех, кто открыто не подчинялся указаниям центра и местных органов власти, в срочном порядке отправляли на новые места поселений.

Концентрационные лагеря Донской области «поставляли» на Север всё новые и новые партии «непослушных казаков». В научно-справочном издании «Российское казачество» есть ссылка на монографию С.П. Мельгунова «Красный террор в России», в которой автор приводит факты, когда за вечер расстреливали по 200 казаков. Среди расстреливаемых были казаки Терека, Дона, Кубани, Ставрополья. В эти годы исчезли с географической карты Кубанской области 16 наименований казачьих станиц, населённых русскими и украинцами.

В июле–октябре 1920 г. не территории Кубанской области действовал приказ №324, по которому все семьи, ушедшие с армией Деникина или с десантами в горы, арестовывались, а мужчины отправлялись в концентрационные лагеря. Ликвидировались станицы, заменялись волостями, изменялись названия, казаки насильственно загонялись в коммуны.

В других регионах происходило то же самое – там положение казаков мало чем отличалось от того, что происходило в Северо-Кавказском регионе. Земельная реформа в Семиреченской области тоже сопровождалась расселением и переселением. Этой мерой было охвачено 8 084 хозяйств, изъято 238 891 десятин земли13.

Впервые именно на казачестве в годы Гражданской войны большевистская власть отрабатывала массовые депортации. В ходе Гражданской войны Россия потеряла на фронтах, в результате красного и белого террора, голода, болезней 15 млн человек, из этой массы потери казаков составили за 1919-1920-е годы 1 млн 250 тыс. человек»14.