У казаков-патриотов, сражавшихся на стороне советской армии, был свой счёт к советской системе, но они смогли поставить интересы страны выше узкоказачьих интересов. Бытовал миф среди казаков-изменников о том, что казачьи части участвуют в боях за советскую страну вынужденно – из-за страха за судьбу оставшихся на Дону семей. Но это именно миф, поскольку известно, что сотни и тысячи казаков уходили на фронт добровольно, в составе народного ополчения.

Вот строки из письма немецкого солдата, найденного в ранце убитого под станицей Шкуринской: «Всё, что я слышал о казаках времён войны четырнадцатого года, бледнеет перед теми ужасами, которые мы испытываем при встрече с казаками теперь. Одно воспоминание казачьей атаки повергает в ужас и заставляет дрожать. По ночам галлюционирую казаками. Казаки – это какой-то вихрь, который сметает на своём пути все препятствия и преграды. Мы боимся казаков как возмездие всевышнего»46.

Подвиги невозможно совершать под принуждением, а ведь 17 из 70 казачьих воинских частей в составе Красной Армии были удостоены звания гвардейских. Звание Героя Советского Союза было присвоено 262 казакам, а всего 100 тыс. казаков за период боевых действий 1941–1945 гг. удостоились государственных наград.

Коллаборационистами оказались и те казаки, которые после оккупации Дона, Терека и Кубани фашистскими войсками перешли на их сторону. Среди них были и самостоятельно создававшиеся отряды, и переходящие на сторону немцев, и те, кто сделал это после объявления немцами мобилизации в октябре 1942 г. Именно эти части были виновны в потерях Красной Армии в боях за Ростов-на-Дону и Таганрог. Это была почти гражданская война: казаки фашистских войск воевали против казаков 11-й Гвардейской донской казачьей дивизии С.И.Горшкова и других казачьих соединений, освобождавших Дон от немецкой оккупации.

После освобождения территории семьи изменников ушли за своими, опасаясь репрессий за сотрудничество с врагом. Всего территорию Дона покинуло 135 тыс. 850 казаков, а вместе с немцами бежало 321 550 человек различных территорий вместе с членами их семей47. В дальнейшем эти казаки были использованы фашистами в боях на территории Украины, а после освобождения Красной Армией территории СССР, – в странах Центральной и Юго-восточной Европы: Польши, Югославии, Венгрии. Часть казачьих формирований по указанию Гитлера была передана в состав СС. Взятие Берлина и капитуляция Германии заставили казачьи части сдаваться на милость союзников. Руководители казаков, в том числе Шкуро и Краснов, были переданы СССР и казнены.

казачество в послевоенной россии

В отношении казаков в эти годы в каких-либо государственных актах вообще упоминания не было, как будто не было массовых репрессий на Дону, Кубани, Тереке и других казачьих районах сразу после окончания Гражданской войны, как будто не было депортации их при коллективизации под видом раскулачивания. При этом слово «казак» в официальной сфере перестало быть нежелательным с 1934 года – после отмены ограничений службы казакам в Красной Армии. В 1936 г. началось формирование воинских частей с казачьими наименованиями. К этому времени в казачьих регионах, таких, как Дон, Кубань, Терек, численность казачьего населения уменьшилась. Как замечает В.В. Глущенко, «депортацию казаков осуществили принудительной их миграцией в районы Сибири, Дальнего Востока, Севера, Казахстана, другие регионы, то есть места, куда казаки-первопроходцы ходили во благо Отечества. Осваивали эти новые владения для государства. Но разница в сути происходившего была в том, что в былые времена казаки совершали подвиги, умножая богатства Родины, а при депортации они были за свою многовековую службу унижены, хотя и не уничтожены…»48.


Ориентация советского и партийного руководства на воспитание «нового советского че- ловека» предопределила «размывание» социокультурных особенностей казачества. «Растворению» казачества способствовали также миграции населения и «отсутствие государственной политики в отношении казачества»

После официального «упразднения» казачества в качестве сословия «войсковых казаков» в 1917 г., отмены системы ка- зачьего землепользования (1920 г.), после расказачивания и репрессий – казаки в СССР стали рассматриваться в качестве некоего этнографического явления49.

После Великой Отечественной войны снижается активность политической жизни казачества. «В послевоенный период интерес к казачеству носил в основном исторически-фольклорный характер. Никакого реального возрождения казачьего образа жизни не происходило. Советское казачество разделило участь всего советского крестьянства.Ориентация советского и партийного руководства на воспитание «нового советского человека» предопределила «размывание» социокультурных особенностей казачества. Процессу «растворения» казачества способствовали также миграции населения и «отсутствие государственной политики в отношении казачества»50.

По наблюдению Г.О.Мациевского51, курс 1930-х годов – начала 1950-х на культурно-национальное возрождение народов СССР сменился в 1950-х – 1980-х курсом на всеобщую стандартизацию и идею воспитания человека коммунистического общества. Исследователь в своей докторской диссертации ссылается на мнение Н.И.Лебедика, считавшего, что «за годы советской власти была изменена природа и демографические факторы общественных отношений, сложились новые ментальности, кардинальным образом изменился весь образ его жизни…»52.

Шёл массированный отток казаков из станиц в города, где они становились маргиналами. Забывались традиции казачьего землепользования и самоуправления, лишь в фольклорных ансамблях воспроизводилась псевдоатрибутика традиционных казачьих войск и исполнялись стилизованные казачьи песни и танцы»53.

На службу в Красную Армию в первые послевоенные годы казаки продолжали призываться. Возрождалась старая традиция, когда новобранцы шли на призыв только в казачьи части. За многими частями были закреплены целые казачьи станицы.

В середине 1950-х годов лишь 70 офицеров, выживших и перенёсших ГУЛАГ, были освобождены и смогли выехать из Советского Союза. Реабилитационные процессы второй половины 1950-х годов – периода «хрущёвской оттепели» – мало затронули казачество. Многие из казаков, сосланные и депортированные (начиная с 1920-х годов) оставались жить в тех местах, куда переселялись по «государственному заданию».

С 1953 г. начинается реформа Вооруженных Сил СССР. Кавалерийские части признаются бесперспективным родом войск, расформировываются и казачьи корпуса. Новобранцы, по разнарядке готовившиеся для службы в этих корпусах, направляются для прохождения службы в мотострелковые и другие части.

В 1950-е – начале 1960-х гг. в СССР были попытки проведения модернизации с ориентацией на западный опыт: лозунг тех лет – «догнать и перегнать Америку...». Руководство государства взяло курс на политику всеобщей стандартизации и реализацию идеи «воспитания человека коммунистического общества», «создания нового советского человека» – homo soveticus.

В 1960-е гг. происходила массовая ликвидация «неперспективных» деревень: выселение оттуда жителей в более крупные населенные пункты, сокращение числа колхозов, реорганизация их в совхозы. У людей формировалось «чувство временности» пребывания на земле. Государство продолжало свою политику двойственности по отношению к казачеству: с одной стороны, упразднило казачью сословность и всё, что с эти связано, а с другой стороны, признавало его существование, пусть и в качестве «советского». В одной из научных статей о возрождении казачества читаем: «…власть, проводя классовую политику, использовала и поддерживала те черты в казачестве, которые, по мнению политического руководства …служили интересам советской власти. Это были те черты, которые некоторые авторы считают чертами казачьего этноса. Они сохраняли в какой-то мере дух казачества»54. Другой исследователь истории казачества, анализируя процесс «растворения казачества» (С.А.Кислицын), отмечает, что этому способствовали также «массовые миграции населения и отсутствие государственной политики в отношении казачества. Партийно-государственная коммунистическая элита рассматривала казачество как музейно-этнографическую архаичную особенность региона, не имеющую социально-политического значения»55. Тем не менее, традиционная политическая субкультура казачества как часть советской политической культуры, пусть даже и в латентном состоянии, продолжала существовать.

возрождение политической жизни российского казачества

Перестройка и роспуск СССР, слом существовавшей политико-идеологической «тоталитарной» системы, модернизация сознания под влиянием обрушившегося потока «общечеловеческих ценностей» – всё это наложило отпечаток на сознание современного казачест- ва в такой степени, что позволило некоторым исследователям говорить о том, что о «казачьем менталитете можно говорить с большой долей условности…»56.


Как отмечают многие исследователи, возрождение казачества происходило не только «снизу», но и достаточно ак- тивно стимулировалось «свер- ху». Стимулирование возрож- дения казачества носило как прямой, непосредственный, так и косвенный характер. По мнению Н.В.Бровко, «… По- литическое руководство государства и регионов связывало с казачеством определённые и тактические цели. Казачество рассматривалось как социальная база демократи- ческого движения…»

Общественно-политическая перестройка в СССР в 1980-е годы и события, вызванные ею, создали условия для возрождения казачества в стране. Во второй половине 1980-х годов – в результате масштабных реформ – кардинально изменилась советская политическая система, а в дальнейшем, в 1991 году, произошёл распад Советского Союза. Появление и развитие гласности привело к росту интереса в советском обществе к ранее закрытым темам и проблемам, к стремлению по-новому взглянуть на некоторые этапы своего исторического прошлого. Обращение потомков казаков к своей истории, к своим корням и своим культурно-историческим традициям рождало и развивало казачье самосознание.

Перестройка общественной жизни подтолкнула многих людей к поиску идеалов и вечных истин. Поэтому и обращение к культурным традициям, национальному самосознанию и исторической памяти было вполне естественным процессом, хотя иногда порождало локальные этнополитические конфликты. Как отмечает Г.О. Мациевский в своей научной работе о совре- менном казачестве, «модернизационные процессы в стране второй половины 80-х–90-х гг. XX в., охватив практически все сферы жизни общества, породили целый круг проблем, имеющих общенациональный характер. Появляются различные социально-политические, этнокультурные, национально-патриотические и религиозные течения и организации. В условиях растущей политизации общественного сознания и жизни возрождаемое казачество активно переосмысливает себя, своё место и роль в модернизируемой российской действительности»57.

Как отмечают многие исследователи, возрождение казачества происходило не только «снизу», но и достаточно активно стимулировалось «сверху». Стимулирование возрождения казачества носило как прямой, непосредственный, так и косвенный характер. По мнению Н.В. Бровко, «… Политическое руководство государства и регионов связывало с казачеством определённые и тактические цели. Казачество рассматривалось как социальная база демократического движения…»58. По мнению А.И. Козлова, именно «КПСС, ощутив под собой колебание почвы, ухватилось за казачество, как за последнюю соломинку. Были предприняты лихорадочные меры по его реанимации как военной силы…»59. Е.И. Котикова пишет, что первоначально казачество «возрождалось» именно «сверху» – силами госструктур, КПСС и т.д. и только «на втором, «постпутчевском» этапе, уже не «сверху», а «снизу» казачество начинает естественным образом самоорганизовываться, стремясь играть своеобразную роль в социально-экономической и геополитической ситуации в России»60. С. Донцов считает, что власти, «имея одну цель – возглавлять казачье движение, сами того не желая, вызвали пробуждение исторического самосознания у массы людей, относящих себя к “потомкам казаков”»61.

Последующий за перестройкой распад советской системы, развал экономики, крах социально-экономических и общественно-политических связей и структур, распад СССР – всё это порождало стремление к поиску таких основ, на которых возможно было бы сохранение государственности. Распад государства и конфликты на его границах способствовали объединению граждан бывшего СССР в разного рода сообщества, организации, стремящиеся противостоять процесс развала государства и к защите своих членов. Казачество одним из первых стало создавать подобного рода объединения.

В результате разрушения советской политико-идеологической системы наиболее социально активная часть общества раскололась на различные слои и группы. Одновременно с реформами в экономике происходил бурный рост социально-политической активности казачества во всех регионах страны.

Процесс возрождения казачества в различных регионах России имел свою специфику и имел несколько этапов. Первый реставрационный (фольклорный) этап начинается примерно с середины 1980-х гг. и продолжается до конца 1990 г. Появляются первые объединения, клубы, этнографические коллективы по изучению казачьей истории и культуры.

В период горбачёвской перестройки формируются основные тенденции казачьего движения – происходит первичное становление. Главной тенденцией стала попытка восстановления элементов исконной казачьей самобытной субкультуры, поскольку это могло бы обеспечить самоорганизацию и саморазвитие движения, пробудить самосознание, да и просто привлечь общественное внимание к феномену казачества. Ещё раз подчеркнём, что, по мнению многих исследователей, первоначально казачество «возрождалось «сверху» – силами госструктур и КПСС. И только на втором, послепутчевском (1991 г.) этапе уже не сверху, а снизу казачество начинает самоорганизовываться.

В Москве идея землячества зародилась в среде фольклорных ансамблей во второй половине 1980-х гг. и осуществилась весной 1989 г. Для Кубани точка возрождения казачьего движения – 1988 год.


Формальной датой, когда по- томки казаков заявили о себе, можно считать круг Землячества казаков в Москве, состоявшийся 5 января 1990 г. До этого происходили различные фестивали казачьего фольклора, возникали кружки, общест- ва изучения истории казачест- ва, военно-патриотические клубы, действовали отдельные энтузиасты и краеведы. Шло брожение, организовывались сборы казаков в Краснодаре, в Ростове-на-Дону, в Орджо- никидзе (Владикавказ), в Москве и в других местах

Формальной датой, когда потомки казаков заявили о себе, можно считать круг Землячества казаков в Москве, состоявшийся 5 января 1990 г. До этого происходили различные фестивали казачьего фольклора, возникали кружки, общества изучения истории казачества, военно-патриотические клубы, действовали отдельные энтузиасты и краеведы. Шло брожение, организовывались сборы казаков в Краснодаре, в Ростове-на-Дону, в Орджо- никидзе (Владикавказ), в Москве, в других местах. Зарождение первых казачьих объединений зачастую шло в рамках военно-патритических клубов, к 1989 г. возникших практически во всех регионах СССР. Организаторы Донского военно-исторического клуба создали в 1990 г. специальный клуб для казачат и ввели преподавание истории донских казаков в ряде школ и ПТУ.

С 29 июля по 1 декабря 1990 гг. в Краснодаре заседал первый Совет атаманов Союза казаков. На Совете атаманов был принят основополагающий в то время документ – «Декларация казачества России». Решено было считать гражданскую войну оконченной навсегда, прекратить споры о красных и белых, коммунистах и монархистах, отмежеваться от политических страстей в движении казачества62. На этом же Совете бы- ла утверждена символика: знамя – бело-сине-красное с эмблемой Союза казаков в центре; удостоверение и награды. В устав внесли поправки, давшие атаманам право самим назначать и снимать членов правления, а затем утверждать по- добные решения на круге или Совете атаманов.

Союз казаков России (СКР) сосредоточил свою основную деятельность в культурно-просветительской и военно-патриотической области. Была осуществлена подго- товка монументального труда «Казачья энциклопедия», изданного в 2007 г. и переизданного в 2008 г., над которым трудились 140 учёных, в том числе 54 учёных из казаков. Ещё одна общественная организация казачества – Союз казачьих войск России и зарубежья (СКВРиЗ) – международное общественное объединение, зарегистрированное в 1993 г. Министерством юстиции Российской Федерации.

В истории современного казачества 1990 года стал годом формального оформления первой организации, в задачи которой входило объединение казаков всего СССР, координация их деятельности, а также привлечение к сотрудничеству казаков диаспоры. Желание стать организацией открытой для казаков всех регионов страны и мира отразилось и в названии – Союз казаков. Началось структурирование: горизонтальное (в регионах – хуторские, станичные, городские организации) и вертикальные (в рамках Союза казаков).

В 1990 г. поднялась всеобщая волна плюрализации и политизации – в казачьем движении в том числе, причём казаки стали выдвигать довольно жёсткие политические требования. Идея национального возрождения была связана со стремлением казаков заявить о себе как об особом народе. Продолжением требования о признании себя народом стала идея создания казачьей национальной автономии.

Политизация казачьего движения проявилась в том, что модным стало идеализировать «белый период» истории казачества начала 20-го века и жёсткая критика советского времени. Именно для этого периода характерно было массовое увлечение «белыми» идеями. Часто обсуждались те вопросы «самостийности» и автономии, что были популярны в послефевральский период 1917 года.

К октябрю 1990 г. различные казачьи организации действовали тридцати различных городах и районах. Однако в казачье движение пришло много случайных людей, не понимавших сути казачьего возрождения. Излишняя эмоциональность, несдержанность, слабое знание и непонимание исторического пути страны – всё это не прибавляло движению авторитета в обществе и дало право говорить о таком явлении в казачестве, как ряженые.

Таким образом, основным источником активизации политической жизни казачества на первом этапе была та политическая, социально-экономическая, этнокультурная ситуация, которая сложилась во второй половине 1980-х годов. Если в первые годы возрождения казачье движение ставило перед собой лишь цели культурной и патриотической направленности, то к началу 1990-х гг. оно заявляет о себе как о политической силе.

Политическую активность казачества стимулировал Указ Президента СССР М.С. Горбачева от 13 августа 1990 г., в котором были признаны незаконными, противоречащими основным гражданским и социально-экономическим правам человека репрессии, проводившиеся в отношении крестьян в 20–50-х гг. ХХ в. Процесс возрождения казачества в 1980–1990-е годы имел сложную, многослойную смысловую наполненность. «Возрождение» характеризовалось следующими чертами:

  1. Попыткой восстановления внешних признаков «казацкий», отсюда и фольклорная сторона, и претензия на этническую самодостаточность;
  2. Героизацией исторического прошлого, патриотизмом, поиском собственной идеологии;
  3. Новой сословностью, что привело к тупиковости в политической жизни казачества.

Очередной этап политического и организационного самоопределения казачества охватывает период с начала 1991 г. до конца 1993 г. Процесс возрождения казачества происходил на фоне политико-идеологических и экономических реформ общественной жизни, критики основ осмысления истории. В это же время появляются первые казачьи объединения в виде землячеств, фольклорно-этнографических коллективов и историко-патриотических клубов, всё более активно участвующие в социально-политической жизни страны. Летом 1990 г. в Москве проходит Учредительный Большой круг Союза казаков, объединивший большую часть казачьих организаций.

Таким образом, «этап "растворения казачества" и латентного существования казачьей культуры продлился со второй половины 1950-х по конец 1980-х гг. Процессу «растворения казачества» способствовали массовые миграции населения и отсутствие государственной политики в отношении казачества. Партийно-государственная элита рассматривала казачество как музейно-этнографическую архаичную особенность региона, не имеющую социально-политического значения.

Этап возрождения политической жизни казачества, начавшийся в конце 1980-х гг., связан с вхождением российской исторической системы в бифуркационное состояние, спровоцированное модернизационными процессами в стране. Возрождение казачества шло как «сверху», со стороны государственного аппарата, заинтересованного сначала использовать политическую активность казаков в реформировании советской системы, а затем и контролировать его, а также «снизу», со стороны самих казаков, которые в эпоху идеологического, политического и социально-экономического безвременья нашли в «возрождении» твёрдую опору для дальнейшей жизни»63.

До второй половины 1980-х годов особенностью основных тенденций в развитии казачества являлась их адаптивная составляющая – культурно-просветительская, духовная направленность. Активизация политической жизни начинает преобладать с начала 1990-х гг. «…Серьёзные перемены в общественной жизни СССР и возникшая угроза целостности государства в конце 1980-х и самом начале 1990-х вызвали движение за возрождение казачества, подтвердив тем самым его право на существование, а также историческое реноме защитника государственных интересов и собирателя земель. На тот период география проживания потомков казаков существенно отличалась от дореволюционного времени: в годы расказачивания, раскулачивания, коллективизации, индустриализации значительная часть казаков расселилась по всей территории СССР, не говоря уже о зарубежной эмиграции. При этом идея коллективного общения, очевидно, всегда существовала у казаков в СССР и в общественной жизни выражалась в организации разнообразных фольклорных коллективов, казачьих ансамблей и им подобных групп. В начале 1990 г. в Москве заявляет о себе Московское казачье землячество – это стало началом объединения людей, относящих себя к казачеству, в более крупные и более разноплановые общественные казачьи организации»64.

Поскольку после появления информации о землячестве в Москве стали создаваться многочисленные казачьи организации в местах традиционного расселения казачества и в других регионах, Московское землячество взяло на себя работу по созыву объединённого казачьего круга, который состоялся в Москве в июле 1990 г. На учредительном круге было провозглашено создание объединения казаков в общегосударственном масштабе – Союза казаков. Летом 1991 г. был провозглашён как альтернатива Союзу казаков – союз казачьих войск. С этого времени казачье движение стало представлять собой несколько независимых друг от друга организаций, развивающихся отдельно друг от друга. Размежевание казачьих обществ по идейно-политическим и организационным признакам окончательно оформилось после выборов в Государственную думу 17 декабря 1995 г. – по причине различных подходов к оценке политических сил, принимавших в выборах участие65.

Исследователь политической жизни казачества Г.О.Мациевский так определяет основные регионы возрождения66. Первый – Юг России, где располагались Донское, Кубанское и Терское казачества (казачьи сообщества «первой» и «второй линий»), сильные своими культурно-историческими традициями. Второй – Урал, Сибирь и Дальний Восток, где исторически были преимущественно расположены «указные» казачьи войска (казачьи сообщества «третьей линии»). Третий – места неисторического расселения казаков, в том числе крупные города: Санкт-Петербург, Екатеринбург, Челябинск, Воронеж, Воркута, Йошкар-Ола, Калининград, Магадан и др. Четвёртый – Москва, особый регион в силу специфики своего столичного статуса игравший роль центра основных социально-политических, культурно-исторических и иных процессов в стране. Пятый – территории как бывших казачьих войск, так и всего СССР в составе других государств: Украины, Казахстана, Таджикистана, Молдавии, Преднестровья, Киргизии, Латвии. Активность за возрождение казачества на территории «указных» казачьих войск Урала, Сибири и Дальнего Востока была значительно ниже, чем на землях «исторических казачьих войск Европейской России и Кавказа.

По данным учёных Института этнологии и антропологии Российской академии наук, на начало 1990-х гг. в исторических областях (Дон, Терек, Кубань) потомки казаков по прямой линии составляли 10–15% населения, в Сибири и на Дальнем Востоке – около 1–5% населения67. Всего же причисляли себя к потомкам казаков до 5 млн человек, то есть около 3% от населения России. В начале XX века этот процент был ниже – 2,3% от всего населения (до 4,5 млн человек).

В конце 1980-х – начале 1990-х годов в жизни казаков зарубежья свершилось знаменательное событие. В связи с начавшимися общественно-политическим изменениями в СССР, а затем и в России произошло своеобразное воссоединение казаков России и зарубежья. Казаки стали приезжать друг к другу в гости, проводить совместные мероприятия. Казачьи атаманы участвуют в совместном решении различных проблем, стоящих перед казаками России и зарубежья68.

  1. Яицкие казаки были переименованы в уральские после Пугачевского бунта.
  2. Днепровское войско прекратило свое существование при Петре I. Часть этого войска была использована для организации кубанского войска.
  3. «Ата» – отец, «ман» – мужчина.
  4. Ратушняк В.Н., Ратушняк О.В. История казачества России: учебник для 11 класса. Краснодар: Традиция, 2013. С.62.
  5. Российское казачество. Научно-справочное издание /отв. ред. Т.В.Таболина. М., 2003. С.51. (Российская академия наук. Институт этнологии и антропологии).
  6. Цит. по ст.: Мациевский Г.О. Основные этапы политической истории российского казачества в XX веке. [Электронный ресурс]. URL: cyberleninka.ru
  7. Белоусов И.В. Власть и казачество. Эволюция взаимоотношений и политического курса в XX веке: дисс. … докт. ист. наук. М., 2003. С.179.
  8. Кислицын С.А. Государство и расказачивание. 1917–1945 гг.: уч. пос. по спецкурсу. Ростов н/Д., 1996. С.27.
  9. Там же.
  10.  Белоусов И.В. Власть и казачество. Эволюция взаимоотношений и политического курса в XX веке: дисс. …докт. ист. наук. М., 2003. С. 37.
  11. Российское казачество. Указ. соч. С. 52.
  12. Ильин С.К. Этнические меньшинства в автономных областях и республиках РСФСР. 20-е годы. М., 1995. С. 239.
  13. Российское казачество. Указ. соч. С. 54.
  14. Белоусов И.В. Указ соч. С. 182.
  15. Кривец Е.А. История казачества. М., 2010. С. 253.
  16. Расказачивание – насильственная политика советской власти, на направленная ликвидацию казачества как этнической группы (1919–первая половина 1930-х гг.). С научной точки зрения, расказачивание – это упразднение существенных черт казачества как военно-служивого сословия: отмена почти пожизненной военной службы, наделения земельным паем за эту службу, отмена снаряжения казака на службу за его счёт, отмена налоговых льгот казаку, уравнение его с крестьянством.
  17. Кривец Е.А. Указ соч. С.254.
  18. Там же.
  19. Черников В.В. Казачество в истории России. М.: Айрис-пресс, 2013. С. 117.
  20. Кислицын С.А. Указ соч. С.42–43.
  21. Кислицын С.А. Указ соч. С. 46–47.
  22. Кислицын С.А. Указ соч. С. 52–53.
  23. Белоусов И.В. Указ соч.
  24. Мациевский Г.О. Политическая жизнь российского казачества, История становления, основные источники и тенденции развития (конец 1980-х – конец 2000-х гг.). Армавир, 2013. С. 161.
  25. Российское казачество. С. 57.
  26. Пеньковский Д.Д. Политические последствия эмиграции белого казачества за границу // Научные труды Московского гуманитарного университета. Вып. 58. М., 2005.
  27. Мациевский Г.О. Основные этапы политической истории российского казачества в XX веке. [Электронный ресурс]. URL: cyberleninka.ru
  28. Пеньковский Д.Д. Указ соч. С. 167.
  29. Там же. С. 178–179.
  30. Ратушняк В.Н. Указ соч. С. 223.
  31. Кислицын С.А. Указ соч. С.63.
  32. Российское казачество: научно-справочное издание/ отв. ред. Т.В.Таболина. М., 2003. С. 25.
  33. Скорик А.П. Казачество Юга России в 30-е годы XX века: исторические коллизии и опыт преобразований: автореф. …докт ист. наук. Ставрополь, 2009. С.8.
  34. Кислицын С.А. Указ соч. С. 66.
  35. Российское казачество. Указ соч. С. 57.
  36. Ратушняк В.Н. Указ. соч. С. 223.
  37. Кривец Е.А. Указ. соч. С. 254.
  38. Сергеев О.И. Российское казачество в мировых войнах первой половины XX в. // Ойумена. 2015. № 2. С. 63. [Электронный ресурс]. URL: cyberleninka.ru
  39. Там же.
  40. Советская кавалерия. М.: Воениздат, 1984. С. 161.
  41. Воскобойников Г.Л., Хандажапов С.Б. Кавалеристы в боях за Родину. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1990. С. 13.
  42. О.В.Сергеев «Российское казачество в мировых войнах…». С. 62–63.
  43. Там же.
  44. История казачества Азиатской России. Т. 2: Вторая половина XIX –начало XX века. Екатеринбург: НИСО УрО РАН, 1995. С. 133.
  45. Смирнова В.К. История казачества. Таганрог, 2012. С.28.
  46. Там же.
  47. Козлов А.И. Великая Отечественная война и казаки // А.И.Козлов. Каменистыми тропами. Исторический очерк. Ростов н/Д.: изд-во ЮФУ, 2008. С. 474.
  48. Глущенко В.В. Казаки Отечества былого и нынешнего. Ростов н/Д., 1999. С.4.
  49. Мохов А.Е. Казачество и российское государство. М.: Вузовская книга, 2011. С.66.
  50. Кислицын С.А. Государство и казачество: сотрудничество и конфронтация. С.17–18.
  51. Мациевский Г.О. Политическая жизнь российского казачества. История становления, основные источники и тенденции развития (конец 1980-х – конец 2000-х гг.): дисс. … докт. ист наук. Армавир, 2013. С. 160.
  52. Там же. С.161.
  53. Российское казачество: научно-справочное издание/ отв. ред. Т.В.Таболина. М., 2003. С. 26.
  54. Чернопицкий П.Г. К вопросу о возрождении казачества // Возрождение казачества: история и современность. Материалы V Всероссийской (международной) научной конференции: Сборник научных статей. Новочеркасск, 1994. С. 13.
  55. Кислицын С.А. Государство и казачество: сотрудничество и конфронтация // Проблемы казачьего возрождения: Сб. науч. ст. Ростов н/Д.: НМЦ «Логос», 1996. Ч.I. С. 17-18.
  56. Кожанов А.П. О возрождении казачества // Возрождение казачества (история, современность, перспективы): Тезисы докладов, сообщений, выступлений на V Международной (Всероссийской) научной конференции / Отв. ред. А.И. Козлов. Ростов н/Д.: НМЦ «Логос», 1995. С. 11–12.
  57. Мациевский Г.О. Указ. соч. С. 440–441.
  58. Бровко Н.В. Социологические и правовые аспекты сотрудничества органов внутренних дел с территориальными объединениями казачества: автореф. … канд. юр. наук. М., 1996. С. 3.
  59. Козлов А.И. Проблемы казачьего возрождения // Возрождение казачества (История, современность, перспективы): Тезисы докладов, сообщений, выступлений на V Международной (Всероссийской) научной конференции. Ростов н/Д.: Логос, 1995. С. 4.
  60. Котикова Е.И. Социально-философские проблемы возрождения казачества: дис. … канд. филос. наук. Ставрополь, 1997. С. 36.
  61. Донцов С. Казачество в постсоветской России // Возрождение казачества: надежды и опасения. М.: Московский Центр Карнеги, 1998. С. 65.
  62. Таболина Т.В. Казаки: драма возрождения. 1980–1990-е годы. М., 1999. С. 60. (Научн. издание ИЭиА РАН).
  63. Мациевский Г.О. Основные этапы политической истории российского казачества в XX веке. [Электронный ресурс]. URL: sisp.nkras.ru
  64. Мохов А.Е. Указ соч. С.66.
  65. Там же. С. 67.
  66. Мациевский Г.О. Политическая жизнь российского казачества. История становления, основные источники и тенденции развития (конец 1980-х – конец 2000-х гг.): дисс. … докт. ист наук. Армавир, 2013. С. 14.
  67. Казаки России: прошлое, настоящее , будущее. М., 1992. С. 113–114.
  68. Ратушняк В.Н., Ратушняк О.В. История казачества России: учебник для 11 класса. Краснодар: Традиция, 2013. С. 92.