Новейшая история

В 20-е годы XX века в СССР были ликвидированы главные начала казачества – собственность на землю, демократическое самоуправление и военизированность казачьих поселений. Вокруг этих оснований и формировались все бытовые, культурные, экономические, правовые и прочие отношения. Казаки – носители казачьей ментальности, культуры, обычаев, традиций, быта – были фактически уничтожены физически.

После революционных событий 1991 года было продекларировано новое отношение к казачеству – в частности, можно было подать судебный иск о возмещении ущерба за экспроприированные после 1917 г. земли и хозяйство. Для этого надо было представить в МВД все документы на землю, хозяйство, на расстрелянных родственников, что было невозможно, поскольку никто из случайно выживших таких документов представить не мог. Несмотря ни на что, оставшиеся в живых начали медленно и осторожно возрождать хоть какие-то начала казачества. Но надеть казачью форму, учредить казачью организацию, написать устав, избрать атамана, начать посещать православный храм и пр. – это ещё не казачество. Но начинать с чего-то надо.

Эпоха начала 1990-х годов вошла в историю страны как время радикальной реформации всех сфер общественной жизни – произошёл роспуск СССР и обострилась экономическая обстановка в стране. Руководство страны считало, что появление нового должно основываться на принципиальной ломке всех прежних норм и общественных отношений.

Среди казаков и их лидеров не было единства взглядов на процесс возрождения казачества. Методом проб и ошибок было испробовано различное множество организационных форм объединения казачества, возможности его развития и существования в современных условиях.

Характерным для движения за возрождение казачества становится перманентный процесс раскола на красных и белых, государственников и «автономистов-самостийников», «родовых» и «приписных», «реестровых» «общественников».

В первой половине 1990-х годов в казачьем движении, в политических требованиях всё чётче проявляются тенденции, связанные с претензией на особую роль в объединении патриотически ориентированных масс. При этом были вариации: от стремления войти в органы государственной власти различного уровня для оказания «давления» на принятие решений до требования вернуть те формы взаимоотношений государства и казачьих войск, которые существовали до революционных событий начала XX века.

Одной из основных всё чаще становилась проблема: «казаки – это народ или сословие». Во многом политизированная, эта проблема не раз использовалась разными политическими силами для решения своих задач. В этот период велась борьба за признание казачества «отдельным народом» и было заявлено требование применения реабилитационных правовых актов как к репрессированному народу.


«Новые казаки» повели борьбу не только за собственность и землю, но и за привилегии, за право на самоуправление и ав- тономию. Особенно это было характерно для Юга России. Появляются политические за- явления казачества о необходимости защиты русскоязычного населения Северного Кавказа, о желании активно вли- ять на государственную политику путём участия в предс- тавительных органах власти

C начала 1991 г. до конца 1993 г. происходит стремительный рост политической активности казачьего движения. На фоне мощных событий в стране на этом этапе в среде казачества выявились новые приоритеты. Пришедшие в ряды казачества «но- вые казаки» на первый план всё чаще стали ставить материальные проблемы – о наследовании бывшей собственности казачьих войск, о новой перераспределении земель. Они повели борьбу не только за собственность и землю, но и за привилегии, за право на самоуправление и автономию. Особенно это было характерно для Юга России. Появляются политические заявления казачества о необходимости защиты русскоязычного населения Северного Кавказа, о желании активно влиять на государственную политику путём участия в представительных ор- ганах власти и т.д. Раскол на «красных» и «белых» ослабил казачье движение.

«Продолжением требования казаков о признании себя народом стала идея создания казачьей национально-государственной ав- тономии и в крайних своих вариантах провозглашение «самостийности и не залежной Казачьей Республики. Так, в Резолюции де- легатов казачьих войск и землячеств Дона, Урала, Сибири, Забайкалья и Кубани говорилось: «Восстановление справедливости должно сопровождаться действиями всех органов власти, направленных на возрождение основ казачьего самоуправления и автономии»1.

Эта тенденция продолжилась. Так, 28 августа 1991 г. В Москве на Малом совете атаманов Союза казаков было принято «Заявление Российского казачества в Верховные Советы СССР и РСФСР и внеочередному съезду депутатов ВС РСФСР», в котором казаки требовали «…восстановления территориального и этнического единства казачества. В случае образования новых суверенных республик-государств, разрушающих это единство, оставляли за собой право создания казачьих национально-государственных образований…»2.

В это время определяется позиция государства по отношению к возрождению казачества – принимается ряд законов и постановлений для того, чтобы казачество вписалось в существующую социальную и политическую систему.

26 апреля 1991 г. был принят Закон РСФСР № 1107-1 «О реабилитации репрессированных народов», который провозглашал отмену всех незаконных актов, принятых в отношении всех репрессированных народов и «иных исторически сложившихся культурно-этнических общностей людей, например казачества» и определял механизм их реабилитации. В этот же день было принято постановление ВС РСФСР № 1108-1 «О порядке введения в действие закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов».

По всей стране начали возникать казачьи «станицы», «хутора», «курени», причём не только в исконно казачьих краях, но даже и там, где их никогда прежде не было. В казачьи общины стали объединяться потомки казаков, расселившиеся по всей России.

«При распаде многонациональной сверхцентрализованной державы со стороны подавленного и насильственно лишённых собственности и достоинства человеческих существ естественно было ожидать патологизированных форм реакции, прежде всего, в виде межэтнических конфликтов. Крайность интернационализма почти мгновенно сменилась крайностью национализма. Казаки оказались готовыми более или менее сплочённо попытаться ответить на вызов, выработать коллективную форму самоорганизации и самосохранения. По мере дезинтеграции и расчленения страны, краха экономики приходило осознание объединения казаков всей страны в борьбе за своё возрождение и, в конечном счёте, за выживание… Положение казаков на Северном Кавказе, в Казахстане поставило их перед угрозой нового геноцида, заставило мобилизоваться… Массированное и практически бесконтрольное проникновение иностранного капитала, хищническая приватизация, а также катастрофическое повышение цен и мгновенное обнищание России, в том числе и казачьих областей, еще больше подталкивало казаков к созданию собственных казачьих объединений… Некоторые лидеры казачества и выбранное ими руководство уже принимали решения к формированию собственных властных органов. Так, на Дону в 1992 г. отмечалось стремление: «восстановить ранее существовавшее национально-территориальное государственное образование – Донскую республику, сформировать казачью национальную гвардию, решить земельно-имущественные вопросы собственности, добиться полной политической реабилитации казачества, обеспечить защиту русскоязычного населения в других регионах страны»3.


Казаки-добровольцы принимали участие в боевых действиях в Преднестровье. Позже каза- ки едут в Югославию для защи- ты сербского населения стра- ны, участвуют в вооруженных конфликтах в Абхазии, Чечне, Ингушетии, на Ставрополье – везде, где существовала меж- этническая напряжённость. В реальном участии казаков в межэтнических конфликтах, проявилось то, что издревле было присуще казачеству, – самосознание, следование иде- алам воинской славы, патриотизм, служение славянской и русской идее

При отсутствии конкретных механизмов претворения в жизнь Закон «О реабилитации репрессированных народов» спровоцировал межэтнические конфликты. Особенно опасны в условиях превращения земли в товар, отмечает исследователь истории казачества Т.В. Таболина, статьи 3, 6, 7, связанные с восстановлением изменённых или упраздненных границ и национальных образований4. Народы стремились как можно быстрее вернуть земли, но там жили уже другие люди, другие народы. Передача же земли во вновь образованную область, государство ближнего зарубежья, создание новой республики – это разрушенные судьбы и дома, беженцы, кровь, война.

Чтобы не провоцировать в дальнейшем самовольного захвата и провозглашение новых национально-государственных образований, Верховный Совет РФ принял 3 июля 1992 г. Закон «Об установлении переходного периода по государственно-территориальному разграничению в Российской Федерации». В этот период проблема несения организованной воинской службы казаками всё чаще обсуждается в высших органах власти.

С осени 1991 г. казаки активно участвуют в различных конфликтах. Казаки-добровольцы принимали участие в боевых действиях в Преднестровье. Позже казаки едут в Югославию для защиты сербского населения стра- ны, участвуют в вооруженных конфликтах в Абхазии, Чечне, Ингушетии, на Ставрополье – везде, где существовала межэтническая напряжённость. Казаки отстаивали интересы русскоязычного и славянского населения. В реальном участии казаков в межэтнических конфликтах, проявилось то, что издревле было присуще казачеству, – самосознание, следование идеалам воинской славы, патриотизм, служение славянской и русской идее.

Событием в процессе возрождения казачества стала консолидация казаков Юга России. В ноябре 1991 г. на Большом круге казаков Юга России в Новочеркасске было провозглашено образование Союза казачьих республик Юга России (СКРЮР) и присоединившихся к ним казачеств. Было принято решение о формировании переходного правительства и о создании национальной казачьей гвардии, что привело к созданию добровольных народных дружин по охране общественного порядка. Большой круг принял политическое обращение (заявление) к казакам, гражданам России и соотечественникам зарубежья. Заканчивалось заявление словами: Россия у нас одна. Нас нет без России»5.

1992 год стал временем противостояния высших ветвей власти страны. Противоборство шло между исполнительной и законодательной властью, каждая из которых стремилась заручиться поддержкой большего числа населения. Это активизировало деятельность руководства государства по формированию пакета документов в отношении казачества, которое можно было бы использовать как реальную политическую силу. В этой обстановке 15 июня выходит Указ Президента РФ № 632 «О мерах по реализации Закона РФ “О реабилитации репрессированных народов” в отношении казачества», а 26 июня Закон РФ № 3130-1 «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ “О реабилитации жертв политических репрессий”». 16 июля Верховный Совет РФ принимает постановление № 3321-1 «О реабилитации казачества».

Начинается более тесное сотрудничество казачества и власти. 15 марта 1993 г. был издан Указ Президента РФ № 341 «О реформировании военных структур в Северо-Кавказском регионе и о государственной поддержке казачества». В этот же день при участии Союза казачьих войск России (СКВР) в Москве образуется Штаб Демократических сил России (22 марта переименован в Общественный комитет демократических организаций России – ОКДОР).

К основным тенденциям в политической жизни казачества в середине 1993 г. можно отнести: стремление казаков выступать в качестве реальной политической силы, способной консолидировать патриотически настроенные массы; автономизация казачьих регионов и введение атаманского правления; «врастание» казачества в органы государственной власти (например, советы всех уровней) с целью влияния на принятие решений; развитие местного самоуправления, основанного на традиционных казачьих принципах; переход казачества к государственной службе, то есть возврат к сословности; отказ от политизации движения; культурно-фольклорная деятельность.

К 1994 г. были в разном виде восстановлены и включились в процесс возрождения казачества казачьи объединения, созданные в местах традиционного проживания казачества – на территориях казачьих войск. В то же время появились и казачьи организации, образованные в местах нетрадиционного проживания казачества. Преимущественно это были крупные города-мегаполисы, где проживали потомки казаков различных войск: Москва (Мос- ковское землячество казаков), Санкт-Петербург (Невская станица). В Мурманской и Калининградской областях тоже были созданы казачьи общества и организации.


К 1994 г. были в разном виде восстановлены и включились в процесс возрождения казачества казачьи объединения, соз- данные в местах традиционного проживания казачества – на территориях казачьих войск. В то же время появились и ка- зачьи организации, образованные в местах нетрадиционного проживания казачества. Преимущественно это были крупные города-мегаполисы, где проживали потомки казаков различных войск. В Мурманс- кой и Калининградской облас- тях тоже были созданы казачьи общества и организации

Практически все казачьи общества и организации ставили в качестве основных целей и задач возрождение культурно-исторических традиций казачества.

Не было единства по вопросу о месте казачестве в политической жизни общества. Противостояние на белых и красных привело к разделению ряда казачьих обществ и организаций. Так, в Москве были созданы два землячества, на Дону – два круга (Казачий круг Дона и Вседонской круг). Расколы происходили среди казаков Оренбуржья, Урала, Сибири.

К лету 1993 г. закончился этап борьбы казачества за свое признание. Роспуск Верховного Совета РСФСР и свержение советской власти (в лице Советов всех уровней) в сентябре 1993 г. привёл к поляризации российского казачества. Казачьи организации занимали различные позиции в отношении происходящих событий. В «обороне Дома Советов» на стороне Верховного Совета приняли участие около 50 казаков Московского казачьего округа и казаки Казачьего братства М. Филина.

Астраханское казачье войско, Застава казаков в Москве и др. поддержали президента Российской Федерации Б.Ельцина. Казачество как наиболее активная и патриотически ориентированная часть общества выступило в поддержку Президента РФ при применении силы в Чеченской республике.

Остро восприняли терские, кубанские, донские и другие казаки события, начавшиеся в Чечне во второй половине 1994 г. Назревала опасность развала страны – путём отсоединения бывших в составе России республик. В Чечне Россия понесла огромный материальный ущерб, который коснулся и казачьих регионов в Ставрополье и Краснодарском крае. За время обособления от России (за три года правления Дудаева в 1992 – 1994 гг.) республика жила за счёт воровства, грабежа, похищения людей, контрабанды, незаконной торговли оружием и наркотиками, изготовлением фальшивых денег. Широкое распространение получили похищения детей и молодых женщин с последующей переправкой в зарубежные страны. Казачество не могло мириться с такими фактами. Однако из числа казаков выделились сепаратисты, которые поддерживали режим Дудаева – они считали бандитизм формой политической борьбы за свободу регионов России от федерального центра. Разногласия с дудаевским режимом у части казаков-сепаратистов наступили только после участившихся случаев нарушения прав на территории Чечни. Например, парламент Чечни в 1992 г. Принял решение о выселении лиц некоренной национальности из некоторых районов посёлка Черноречье.

В декабре 1994 г. было принято Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ «О положении в Чеченской республике». В конечном итоге мир и порядок в Чечне были восстановлены. Определённую помощь в решении этих проблем оказали и казаки Терека, Кубани и Дона.

Период с конца 1993 г. по 1996 г. принято относить к третьему этапу возрождения казачества. В это время происходит дальнейший рост политической активности казачества при ориентации большинства казачьих лидеров в встраивание в политическую систему государства. Характерно также и то, что казачество переходит на государственную службу.

Государственная власть практически на всех уровнях приступила к решению казачьей проблемы. В этот период издаётся ряд центральных и региональных законодательных актов, в которых определяется порядок их взаимоотношений с органами исполнительной власти. 22 апреля 1994 г. было принято постановление Правительства РФ №355 «О концепции государственной политики по отношению к казачеству». В данном документе был сделан упор на то, что государственная служба, исторически присущая казачеству, определила его специфические черты, которые позволяют рассматривать казачество в качестве самобытного явления российского народа. В концепции определялись виды и формы государственной службы казачества. Были выделены следующие виды госслужбы:

  1. Служба в Вооружённых силах Российской Федерации;
  2. Служба по охране государственной границы;
  3. Таможенная служба;
  4. Служба в оперативных частях Внутренних войск МВД России;
  5. Служба по охране общественного порядка;
  6. Охранная служба по сопровождению грузов и объектов государственного и важного народно-хозяйственного значения;
  7. Егерская и иная природоохранная служба.

Выделялись три формы несения службы в государственных военных формированиях: прохождение военной службы в военных частях, формируемых из членов казачьих общин; служба в профессиональном резерве; пребывание в запасе.

В феврале 2010 г. Постановлением Правительства РФ были установлены виды государственной и иной службы, к которым привлекаются члены хуторских, станичных, городских, районных (юртовых), окружных (отдельских) и войсковых казачьих обществ. Члены казачьих обществ могут привлекаться:

  1. Для организации и ведения воинского учёта членов казачьих обществ;
  2. Для предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций;
  3. Для охраны общественного порядка;
  4. Для обеспечения экологической и пожарной безопасности;
  5. Защиты государственной границы РФ; для борьбы с терроризмом.

К иным видам службы отнесены: охрана объектов животного мира; охрана лесов; охрана объектов обеспечения жизнедеятельности населения; охрана объектов, находящихся в государственной и муниципальной собственности; охрана объектов культурного наследия. «Виды государственной службы, к которой могут привлекаться члены казачьих обществ, – это, прежде всего, военная, правоохранительная и охранная, а также военно-патриотическое воспитание и подготовка к военной службе призывников. Всё это ориентировано на трансформацию казачьего движения в полувоенизированную, сословно-корпоративную организацию, способную решать вопросы по обеспечению порядка, охраны грузов и границ в качестве «силовой структуры, полностью подчинённой и подотчётной государству»6.

Во многих казачьих регионах созданы и действуют муниципальные казачьи дружины. Казаки-дружинники участвуют в рейдах и специальных мероприятиях по выявлению и изъятию оружия, боеприпасов, выявлению притонов. Казаки активно участвуют и в мероприятиях по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Особенно ярко проявили себя казаки-кубанцы во время наводнений на территории Краснодарского края.

Анализ сформулированных в Концепции задач позволяет сделать вывод, что государство продолжает создавать из казачества подобие силовой структуры: нельзя не заметить, что акцент сделан на создании именно силовой и охранной структуры.


Исследователь Т.В. Таболина проводила опросы казаков в се- редине 1990-х годов, в результате чего выявилось, что дос- таточно высока установка, сопряжённая с миссией защитника, – большинство (73,7%) готово пойти добровольцами защищать интересы России в странах ближнего зарубежья. И все земли бывшего СССР, кроме Прибалтики, считались казаками российскими

Исследователь Т.В. Таболина проводила опросы казаков в середине 1990-х годов, в результате чего выявилось, что достаточно высока установка, сопряжённая с миссией защитника, – большинство (73,7%) готово пойти добровольцами защищать интересы России в странах ближнего зарубежья. И все земли бывшего СССР, кроме Прибалтики, считались казаками российскими7. Так- же Таболина отмечает, что наиболее остро воспринимается на Кубани вопрос о земле. Он сопряжён с ощущением ущемлённости прав казаков. Отсюда установка на различные традиционные охранительные механизмы, чтобы земля осталась в руках казаков. Казаки высказались за сочетание различных видов собственности – общинная, государственная, колхозная. При этом казаки категорически против продажи земли (91,2%)8. Большинство казаков готовы взять землю и работать на ней. Признавалось, что собственниками земли в Краснодарском крае могут быть и русские беженцы. Ни один человек не отметил, что землёй могут владеть кавказцы и люди с двойным гражданством.

Статистический анализ Т.В. Таболиной помог начертить предпочтительную модель жизни казаков – это тяга к стабильной ситуации в обществе, позволяющая работать в сильной России. Действующие установки: работа (а не заработок) – стабильность – единая Россия. Богатство не привлекает. В то же время работает традиционное сознание: если ты казак, то заведомо обладаешь всем набором высоких моральных качеств – защитник Родины, элита. Поэтому ты должен, даже обязан жить лучше других9.

Кроме того, исследователь Таболина приводит выводы, резюмирующие размышления казаков Кубани. Они позволяют выявить некоторые доминанты ментальности наших современников-казаков. Одно из существенных базовых различий между казаками состоит в разном восприятии ими своей «казацкости». Для части из них казак – это национальность, а для части – скорее уточнение своего особого места среди русских.

Документом, реализующим концепцию государственной политики по отношению к казачеству, и логическим продолжением Указа Президента РФ от 15 июня 1992 г. № 632 стал Указ Президента РФ от 9 августа 1995 г. № 835 «О государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации», утвердивший «Временное положение о государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации». Этот документ стал началом возрождения казачества в качестве военно-сословной организации.

Были разграничены казачьи общества – те, что взяли на себя обязанности государственной службы и подлежали регистрации в Министерстве по делам национальностей и региональной политике, и те, что действовали на основании Закона РФ «Об общественных объединениях» и регистрировались органами юстиции. За «реестровым» казачеством окончательно закреплялся статус государственной структуры.

Фактически с постановки вопроса о внесении в государственный реестр и государственные службы казачества произошёл раскол в казачьем движении. Часть казачьих обществ пошла по пути прямого сотрудничества с государством, сделав упор на несении государственной службы. Другая часть пошла по пути независимого развития. На Дону, Кубани, Урале, в Оренбурге, Сибири, Астрахани родились дублирующие казачьи войска (общества). Одни входят в госреестр, другие остаются в качестве просто общественных организаций, объединений.

Казачьи общественные организации (то есть фактически – современные общины) и реестровые войсковые общества (объединения казачества, рассматриваемые в качестве государственных) – это две основные формы развития российского казачества в рамках нынешнего правового поля10. С точки зрения социального состава участников казачьего движения условно можно подразделить на четыре группы11.

  1. Лица, вступившие в казачьи организации по идейным убеждениям, приверженцы традиционного казачьего уклада и образа жизни, традиций. Данная социальная прослойка имеет наиболее высокий интеллектуальный уровень, но является относительно небольшой по численности.
  2. Лица, влившиеся в движение на волне интереса к истории и традициям казачества. Их участие в деятельности казачьих организаций носит эпизодический характер и зависит в основном от эмоционального фактора и складывающейся обстановки. К этой наиболее многочисленной группе можно отнести большинство представителей и сельского, и городского населения казацких регионов, а также недавних выходцев из станиц и хуторов, переехавших в большие города.
  3. Лица, занимающиеся коммерческими операциями, некоторая часть которых стремится использовать своё членство в казачьих структурах для получения определённых имущественных, финансовых, налоговых льгот. Реализовав свои интересы, некоторые из этих предпринимателей стремятся отойти от деятельности казачьей организации, с тем чтобы уклониться от их финансирования.
  4. Вольно или невольно люмпенизировавшаяся часть казачества, в том числе имевшая в прошлом конфликты с законодательством, многочисленные неадаптировавшиеся к новой среде беженцы и другие неустроенные лица. Эта группа имеет тенденцию к росту и является основным носителем радикальных тенденций в казачестве.

Исследователь российского казачества Г.О. Мациевский подчёркивает, что «если на первых этапах становления за возрождение казачества оно было представлено людьми, считающими себя потомками казаков, а потому активно занимавшимися вопросами казачьей культуры, истории, традиций, возрождения исторических форм самоорганизации, самоуправления, хозяйствования и службы, то с появлением института госреестра именно в реестровые казачьи общества устремилась масса людей, никак не позиционировавших себя с историческим казачеством, надеясь за счёт государственной службы поправить своё материальное положение, получить работу, решить экономические проблемы12.